Тема: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Написание моих Хроник свиного гриппа происходило в двух направлениях - одна версия, где главными действующими лицами были я и Странник, выкладывалась на ВОГ и ГотикГейм, а вторая версия, где главными персонажами стали моими сокомандники по Magic Team, выкладывалась только на сайте Magic Team, родном сайте Глобал-мода.
В дальнейшем, в силу некоторых причин личного характера, я не смог продолжать написание этих рассказов, но сейчас, пользуясь возможностью, пытаюсь дописать хоть один из них. Второй будет дописан после, если будет возможность и время.
Поэтому, кто хочет познакомиться с неизвестной версией Хроник свиного гриппа - милости прошу.

Начало у обоих версий одинаковое, разделение начинается позже, имейте это ввиду.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Ходил сегодня в магазин и своими глазами видел, как свирепствует эпидемия.

В воздухе прямо таки явственно ощущается запах свиного гриппа. Люди падают без сознания посреди пути, начинают биться в неистовых конвульсиях, изо рта у них начинается извергаться кровавая пена. В разных местах - на траве, под забором, посреди дороги - лежат умирающие люди и просят их добить. А те, которые умерли, спустя некоторое время подымаются и, с наполненными безумством глазами, начинают злобно хрюкать и бросаться на беззащитных прохожих.


Забаррикадировался в квартире. Из окна наблюдал как несколько свино-людей на части разорвали троих неосторожных прохожих. Это было ужасно! Они откусывали куски живой плоти прямо у живых людей, не обращая никакого внимания на истошные вопли, которые испускали в предсмертной агонии эти трое несчастных. Улицы опустели, и лишь обезумевшие свино-грипозники шныряют по дворам в поисках своих жертв.
Вчера вечером по радио передавали, что город будет зачищен от поражённых свино-людей войсками спецназа. С самого утра действительно вдали слышались автоматные очереди и даже несколько взрывов, но всё это очень быстро стихло. Думаю, что атака провалилась.
Запаса продуктов хватит на пару недель. Надеюсь, за это время свино-людей или перебьют, или они сожрут друг друга. В противном случае.... Нет, надеюсь этого не случиться. Господи, спаси наши души!

P.S: когда смотрел в окно на бесчинства этих монстров, то один из свино-людей заметил меня. Он поднял голову вверх и посмотрел своими налитыми кровью глазами прямо на меня. Надеюсь вирус убил в этих людях всякую способность мыслить, и это происшествие не будет иметь никакого продолжения....


Всю ночь не мог уснуть. Пробовал поймать хоть какие-то утешительные новости по радио, после того как прекратил вещание последний телеканал, но на всех волнах передают только одно - грипп распространяется с безумной скоростью, правительство не в состоянии справиться с ситуацией, утрачена связь с целыми областями. Странно, что у меня всё ещё есть электроэнергия, наверное на станции пока работает автоматика.
Всё оказалось намного страшнее, чем я предполагал. В процессе сражений, по всей стране, некоторые из заражённых гриппом свино-люди оказались в водоёмах - тем или иным способом. Произошло заражение не только воды, но и всего живого, что в ней было. Вся речная живность теперь поражена этой страшной болезнью, и передвигаться по воде стало так же опасно, как и через эпицентры заражения. Рыба просто выскакивает из воды и набрасывается на тех, кто пытается выбраться из страны по воде. Есть сведения о том, что в некоторых местах людей атаковали птицы, которые ранее клевали трупы и так же были инфицированы. Интересно было бы увидеть хрюкающую ворону, или жабу - но только издали. И лучше за бронированным стеклом.
Думаю, мне нужно как-то выбираться отсюда потому, что спасения, на которое я рассчитывал изначально, не будет - некому спасать, все или погибли, или заражены. Но у меня нет ни оружия, ни средств для передвижения. Что же делать? Попробую выбраться ранним утром. Мне кажется, что в это время большинство из свино-людей будет спать после ночной охоты. Возможно мне удастся добраться до выживших... Ведь если выжил я, то наверняка выжил и кто-то ещё!

P.S: только что услышал возле двери подозрительный шум. Выглянул в глазок и ужаснулся - прямо на меня смотрела окровавленная, со следами гнойного разложения, морда одного из поражённых свино-людей! Чёрт, как они меня нашли? Неужели унюхали? А может быть их навёл на меня вчерашний свино-человек, увидевший меня в окне? Нет, не может быть, это слишком невероятно. Но ситуация приняла неожиданный поворот - трое свино-людей злобно хрюкают возле моей двери. Попыток вломиться в дом они пока не предпринимают, но кто знает, сколько это будет продолжаться?


Ночью свино-люди перешли в наступление. Мой чуткий обрывочный сон был нарушен резким ударом в дверь. Я ждал этого и поэтому был готов.
Как только голова первого монстра показалась в проломе двери, я всадил свой самый большой кухонный нож ему в шею. Монстр этого даже не заметил!!! Только его злобное хрюканье сменилось на какое-то подобие квакания, но от этого свино-человек стал ломать дверь только ещё агрессивнее и в разы усерднее. Я запаниковал. Такого я никак не ожидал. Второй нож я всадил монстру прямо в глаз, но он, похоже, и этого не заметил. Он даже не завизжал, а значит боли эти твари больше не ощущали!!!
Заскочив в комнату, я привалил двери шкафом, а сам стал торопливо вязать из простыней верёвку, чтобы спустится с балкона.
Я успел спуститься вниз, и даже немного успел отбежать, как позади меня послышался звук глухого удара. Это один из свино-людей прыгнул за мной прямо с пятого этажа. От удара об асфальт голова его треснула напополам, мозги жидкой жижей разлетелись в разные стороны, но тварь и этого не заметила!!! Со сломанными от падения ногами, с двумя ножами в глазу и в шее, с раздробленным черепом этот монстр полз за мной на руках, издавая при этом рёв раненного вепря.
Не помня себя от ужаса я бросился бежать. Свино-люди, учуяв запах живого человека, бросали трупы, над которыми творили своё кровавое пиршество, и бросались за мной в погоню. Эти твари не знали усталости, и, наверное, я бы не писал сейчас это послание человечеству, если бы на пути мне не попался новенький спортивный велосипед, просто так валяющийся посреди дороги в луже засохшей крови. На нём я и сумел оторваться от преследования.
К утру, совершенно вымотанный и измождённый, я доехал до соседнего города и спрятался в каком-то покинутом офисе с прочными решётками на окнах и металлическими дверьми. Что же готовит мне день завтрашний? Куда мне ехать? Куда бежать? Где искать спасения?
Из окна своего убежища вижу как свино-люди массово направляются на центральную площадь города. Всё это очень странно, они как будто получили некий сигнал, хотя никаких вспышек или звуков не было.
Думаю, мне нужно проследить за ними. Да, это опасно, но вместе тем, если я узнаю что-то полезное, это может помочь всему миру в борьбе с захлестнувшей его эпидемией.
Надеюсь, эта затея не будет стоить мне жизни....


Выбравшись из своего убежища, под конец 4-го дня, я пытался проследить куда же так массово направляются свино-люди. Прячась за кустами, покинутыми машинами и обгорелыми киосками, мне удалось добраться до площади, на которой стояло несколько десятков тысяч этих тварей. Все они как-то особо удовлетворённо похрюкивали. Подобравшись ещё чуть ближе, я увидел что в центре собрания, на крыше грузовика, стоит огромный, почти двухметрового роста, свино-человек. Он хрюкал и повизгивал, а прочие свино-люди внимательно его слушали и одобрительно похрюкивали, кивая своими окровавленными головами.
Общение среди свино-людей?! Эта новость потрясла меня. До сих пор я воспринимал их только как монстров, пожирающих человеческую плоть, но не как разумных существ. А оказывается они не только разумны, но и социально организованы! Возможно именно поэтому провалились все атаки спецназа - ведь войска готовились к обычной охоте на диких тварей, а не к битве с почти неуязвимыми и не ощущающими боли монстрами.
Увлёкшись своими наблюдениями и размышлениями, я не заметил, как подобрался слишком близко к многотысячной толпе кровожадных тварей. Стоящий с краю свино-монстр повернулся в мою сторону, шумно втянул воздух ноздрями и вдруг издал пронзительный поросячий визг! Все свино-люди на площади замолчали и обернулись в мою сторону. Свин-оратор так же понюхал воздух, а потом что-то громко хрюкнул и вся масса свино-людей бросилась за мной!
Погоня не была долгой. В считанные минуты свино-люди оцепили весь район и бежать мне было просто некуда. Они набросились на меня, но - о, чудо! - не делали мне ничего плохого. Грубо схватив меня под руки, монстры поволокли меня в здание какого-то банка и бросили в тамошнее помещение сейфа. Бежать из банка было немыслимо, и поэтому мне ничего не оставалось, кроме как принять случившееся и ожидать своей участи. Чтобы немного восстановить силы, я намостил на полу ложе из пачек с деньгами и уснул прерывистым и беспокойным сном.  Я немного поспал, однако сон этот не принёс ровным счётом никакого облегчения.
Ближе к утру массивная бронированная дверь отворилась и жуткого вида свино-человек, с большим пулевым отверстием сбоку головы, кивнул мне следовать за ним. Я подчинился.
Мой жуткий конвоир шёл впереди меня смело и уверенно. Думаю, он отлично понимал, что у меня нет абсолютно никаких шансов выстоять против такого противника, как он. Я же не хотел испытывать судьбу и не пытался бежать - ведь пока что, судя по всему, убивать меня никто не собирался. Я не был уверен, что свино-люди по прежнему будут бережно относиться к своему пленнику, то есть ко мне, если я попытаюсь удрать.
Шли мы долго. Дорога была полностью блокирована машинами, которые побросали их владельцы. Я тогда ещё подумал, что для наведения здесь порядка понадобится не один месяц. В разных уголках города мы встречали свино-людей, которые кого-то ели. Не все твари реагировали на нас одинаково. Одни вставали и провожали нас длинным взглядом, а вторые злобно рохкали в нашу сторону, однако приблизиться не осмеливались.
Именно тогда я подумал о том, что разум, вполне вероятно, остался далеко не у всех заболевших. Некоторые окончательно превратились в диких и смертельно опасных животных.

Где-то к середине дня мы пришли на какую-то дорогу, где нас ожидал старенький автобус, с разбитыми стёклами. Меня затолкали внутрь и указали на сиденье, где мне следовало сидеть. В автобусе сидело несколько человек - две девушки, непрерывно рыдающие и молящие свино-людей о пощаде (вот дуры!) и какой-то толстяк, впавший в ступор и никак не реагировавший на мои попытки с ним заговорить. Нас никто не охранял, что поначалу очень удивило меня. Вокруг столпилось большое количество "диких" свино-людей, но близко к автобусу они не подходили. Похоже, что "дикие" монстры очень боялись "разумных" свино-людей.
Неожиданно одна из девушек вскочила и с громким истеричным воплем бросилась бежать прочь из автобуса. Даже тогда пленившие нас свино-люди не стали за ней гнаться, и я очень быстро понял почему. Толпа "диких" свино-людей не сделала ни единого шагу, пока девушка была возле автобуса. Но как только она пересекла некую условную границу, они все бросились на неё и в несколько сенунд голыми руками разорвали на клочья её плоть.
Мы ещё пару часов посидели, а потом, видимо не дождавшись того, что они ожидали, свино-люди тронулись в путь.
Свино-люди - отчаянные водители! Эту поездку я не забуду до конца своих дней (который, скорее всего, не так уж и далёк). Нечувствительные к боли, и почти не уязвимые, свино-люди едут так, словно собираются покончить с собой возле первого же столба. Меня подкидывало и трясло так, что если бы я не ел уже вторые сутки, то салон автобуса сильно бы пострадал.
Ехали мы по направлению к областному центру. Эту дорогу я хорошо знал, так как порой ездил в область по делам. И тут слева от автобуса раздался мощный взрыв! Нас подбросило и швырнуло в кювет. Из посадки неподалёку выскочило несколько человек с ружьями и открыли пальбу по нашим конвоирам. Свино-люди, в свою очередь, сами атаковали этих людей.
Когда автобус падал на бок от взрыва, то я упал прямо возле разбитого окошка. Мне осталось только выкатится на землю - и я был на свободе. Воспользовавшись тем, что свино-люди вели битву, я бросился бежать.
Бежал я долго. Мне постоянно казалось, что за мной гонятся монстры.
К вечеру я добежал до небольшой деревни. Людей там не было, что сразу насторожило меня. Я хотел где-то остановиться на ночь, когда вдруг увидел, что на другом конце улицы стоить несколько больших псов и пристально смотрит на меня. Я замер. И тут один из псов, по всей видимости вожак, хрюкнул и вся стая бросилась на меня. Путь к домам был отрезан, и я бросился бежать к лесу, где залез на дерево. Всю ночь я просидел на неудобной ветке, которая напрочь отдавила мне пятую точку опоры, но всё таки это было не зря - к утру свино-псы ушли. Я спустился вниз и снова бросился бежать.
Почти к обеду я добрался до какого-то vip-поселения, с высокими заборами и шикарными котеджами. В одном из них я и отыскал себе приют. В гараже этого дома я заприметил мотоцикл. Завтра поеду в Киев. Надеюсь, что там есть выжившие...


Едва рассвет коснулся горизонта, я выехал из своего роскошного убежища. В особняке, где я провёл ночь, я отыскал пачку макарон и немного соли. Удивительно какой изумительно вкусной становится простая еда, когда поголодаешь несколько дней. Вообщем, я был сыт, обогрет и в целом настроен позитивно.
До обеда я двигался в сторону столицы, старательно объезжая населённые пункты, что существенно удлиняло путь. Стрелка бензобака медленно приближалась к нулю, поэтому я стал присматривать бензозаправку. Часть из них были взорваны, и оставалось только догадываться о том, что же там произошло. Наконец, я обнаружил одну уцелевшую. Добрый час я стоял в отдалении и внимательно наблюдал за ней - нет ли там свино-людей. Но заправка была пуста, нигде не было ни души. Я подъехал, заправил полный бак своего позаимствованного мотоцикла, а потом зашёл в здание бензозаправки, в надежде отыскать там какие-то шоколадки себе в дорогу.
Я мирно набивал карманы сникерсами, когда вдруг сзади меня послышалось тихое урчание. Я обернулся и мои коленки тут же предательски задрожали - в дверях стояла свино-женщина. Это была женщина средних лет, в оборванной одежде. Половина волос на её голове была чем-то сожжена, а из правого глаза сочился жёлтый гной.
Я бросился к запасному выходу, но он оказался закрыт. Я был в ловушке!
Одним мощным прыжком свино-женщина подскочила ко мне, свалила на пол и прижала к полу. В ужасе я закрыл глаза и приготовился к смерти. И тут произошло то, что оказалось намного хуже всех моих ожиданий - женщина лизнула мою щёку!
Боже, эта тварь хотела спариваться со мной!!!!!!
Свино-женщина сорвала с себя всю одежду, и одним сильным, и нужно сказать очень болезненным рывком, разорвала мои утеплённые джинсы. После этого она стала тереться об меня и лизать своим окровавленным языком моё тело. Ужас, мне хотелось заорать и броситься бежать, но я не мог этого сделать, наши силы были слишком неравны. Левая грудь свино-женщины почти полностью сгнила и от неё исходил невыносимо-трупный запах.
Разумеется, эта тварь нисколечко меня не возбуждала, и свино-женщина не могла добиться того, чего хотела. Очень быстро она это поняла и захрюкала с нескрываемой агрессией, сжав мне плечо так, что онемение в нём не прошло до сих пор. И я понял, что единственный способ выжить - это дать ей то, что она хочет. Иначе она разорвёт меня на куски здесь, прямо на этой проклятой бензозаправке. Я закрыл глаза и представил обнажённую Джессику Альбу. Я отключился от всего происходящего и постарался уйти в мир своих фантазий. И у меня это получилось...

Я не хочу и не могу рассказывать, что случилось дальше. Тварь получила, что хотела и оставила меня в живых. Не помня себя я добрался до ближайшего городка, нашёл дом, который мне показался безопасным и постарался отмыться. Отсюда сейчас и пишу это своё послание. Мне нужно прийти в себя потому, что сейчас мне кажется, что лучше бы было мне умереть...


Моё положение близко к критическому.
Вчера утром я добрался до Киева. Там меня ждал неприятный сюрприз - город оцеплён. Через каждые 500 метров стоит укреплённый боевой пост, вооружённый крупнокалиберными пулемётами. Стреляют без предупреждения. Лишь чудом и Божьей милостью ни одна пуля не попала в меня, когда по мне начали вести обстрел. Наверное, в таком жёстком решении есть свой смысл, но мне от этого ничуть не легче. Немного поколесив вокруг Киева, я убедился, что город оцеплён полностью и прочно держит оборону.
Подумав, я решил ехать к границе и добрался туда к обеду нынешнего дня. Однако там ситуация была ещё хуже. Все пограничные посты укреплены бронированными щитами и двумя рядами колючей проволоки. Местность патрулируют танки. Всё это не к добру.
Очень трудно отыскать местность, где бы ещё было электричество. Везде разруха и запустение. Всё выходит из строя, кое-где начинаются пожары. Сегодня отыскал работающий мобильный телефон, вышел через него в сеть. Что мне делать? Куда идти дальше? За два дня я не видел ни одного живого человека. Такое впечатление, что я остался один незараженный на всю страну - не считая укреплённых зон.
Пожалуй, единственно правильным решением будет укрепиться в каком-то надёжном помещении, запастись продуктами и ждать. Нужно вернуться в тот vip-посёлок, в котором я был ранее. Там был дом с бронированными дверьми и бронированными роллетами на окнах.
Хорошо ещё, что холод на улице не даёт разлагаться огромному количеству трупов и их остатков, которыми усеяны улицы. Было бы сейчас лето - я бы давно задохнулся.


Всё накрылось. Позавчера, прямо посреди трассы, меня схватили свино-люди. Те, которые не утратили разум.
Они вышли длинной цепью на дорогу сразу за поворотом так, что я чуть не врезался в них. Таранить нечувствительную живую цепь своим мотоциклом я не решился, поэтому резко развернулся и поехал в обратном направлении, однако увидел, что впереди из лесу тоже выбегают свино-люди и перекрывают собой дорогу. Я не успел опомниться, как был зажат в кольцо, схвачен и посажен в какой-то старый грузовичок. Меня опять куда-то повезли. В прошлый раз я так и не узнал зачем свино-люди собирают живых людей. Думаю, теперь я это не только узнаю, но и почувствую на самом себе.
Дикая вещь - свино-люди привезли меня какое-то отделение милиции, закрыли в КПЗ, а к вечеру даже принесли покушать яблок и консервированных огурцов. Твориться что-то странное.
Райотдел выглядит жутко. Везде трупы милиционеров, на стенах кровь и следы от пуль. В соседней камере кто-то рыдал, но на мои призывы так и не отозвался.
Утром меня вместе с остальными пленниками посадили в автобус и повезли вглубь страны. С попутчиками мне снова не повезло. Ними оказались глухонемая семейная пара, старик лет эдак 70-ти и какой-то французский турист. Впрочем, может оно и к лучшему. Окажись я с кем-то другим, то наверняка бы попытался сбежать и кто знает, чем бы всё это закончилось...
К вечеру мы прибыли в Днепропетровск. Город просто кишел свино-людьми. Все они были чем-то заняты - что-то строили, что-то копали, носили туда-сюда какое-то барахло. По-моему, эта эпидемия вызвана далеко не мутировавшим гриппом. Впрочем, мне сейчас не до поисков правды.
Нас завели в кинотеатр "Родина", затолкали в большой зал на втором этаже и там заперли. Пленников было мало - всего 11 человек, не считая меня.
В одном из пленных я узнал Евгения, знакомого мне как BlackMagа! Он мирно спал в углу, укутавшись в полотно экрана. Вот это была встреча! Я растолкал его, сказал кто я, и нам обоим сразу стало как-то теплее на душе.
Женя рассказал, как очутился на Украине. В Днепропетровск он приехал на какой-то международный семинар по 3D-максу, но посреди семинара началась эпидемия. Пару дней Женя скрывался по крышам и подвалам, пытаясь покинуть город, однако сделать этого не смог. Свино-люди изначально избрали Днепропетровск своим форпостом и бесчисленными потоками стекались в город. Женю поймали на окраине, приволокли в кинотеатр, и держали здесь уже 5-й день.
Я же рассказал Жене о своих злоключениях, опустив только позорный эпизод со свино-женщиной. Мы решили держаться вместе и попытаться сбежать, как только представиться такая возможность. Остальные пленники были бесполезны в плане организации сопротивления свино-людям, поэтому особого интереса я к ним не проявлял.
Сегодняшний день прошёл без происшествий. Целый день сидели в тёмном зале, два раза нас кормили какими-то консервами и копчёной колбасой. Вечером, где-то далеко за городом, слышны были звуки мощных взрывов. Что же происходит?


Приблизительно в обеденное время нас всех вытолкали из кинотеатра и повели вглубь города. По пути я пытался понять, что же всё таки строят свино-люди, но так и не разобрался. Вроде бы как они соединяли между собой все здания в городе, но так ли это и какой в этом смысл я не знаю. У Жени тоже не возникло никаких дельных мыслей.
Вскорее нас привели к зданию какой-то больницы и завели в одну из комнат. Там нас встретил весьма упитанный свино-человек. В очень грубой форме он ощупал каждого из нас, словно пытался определить кем же он сегодня пообедает.
Ирония судьбы... Этот жуткий и свирепый монстр отобрал меня и Женю. Он грубо схватил нас за шеи и потащил за собой. Женя пробовал сопротивляться, но свин только крепче сжал ему шею своей могучей и окровавленной рукой, и Женя едва не потерял сознание. Мгновение спустя, после того как этот свин потащил нас за собой, свино-люди, которые привели нашу группу сюда, набросились на "отбракованных" людей и стали их рвать на куски. Свино-человек не оглядывался на кровавое пиршество своих собратьев. Он потащил меня и Женю по коридору и запер в кладовой. В какой-то мере это было хорошо - толстые, оббитые железом двери, не пропускали предсмертных криков наших вчерашних друзей по несчастью.
Спустя час свино-человек вернулся со вторым, ещё более мерзким. Они долго осматривали нас и перехрюкивались. Мне показалось, что второй свин сомневался в выборе первого, но не был в этом полностью уверен. Женя снова пробовал сопротивляться грубым действиям этих тварей, но второй свин оглушил его одним увесистым ударом по голове. Перехрюкивались свины долго. В конце концов, надо так понимать, первый свин убедил второго потому, что они ушли, заперев нас в комнате, а не растерзав, как это было с ненужным "человеческим материалом".
Когда Женя пришёл в себя, я долгое время растолковывал ему на бесполезность открытого сопротивления. Физически мы полностью проигрывали этим тварям. Понадобилась бы базука, чтобы остановить хотя бы одного из этих монстров - и то при условии, что взрыв разорвал бы его на части. Думаю, Женя понял меня умом, но не сердцем.
Час назад первый свин перевёл нас из кладовки в отдельную палату на пятом этаже, и приставил охрану - крупного свино-человека с широкой рваной раной через всё лицо. Наш охранник сел у двери и сидит до сих пор, не спуская с нас своих красных, поросячьих глаз. Он никак не реагирует на то, что я пишу это послание людям через мобильный телефон. И абсолютно безразличен к тому, что Женя корчит ему рожи и кроет матом. Но, думаю, он не позволит нам выйти из палаты или попытаться выбраться отсюда через окно. Остаётся только сидеть и ждать того, что судьба уготовила нам завтра.

Свино-человек, которого я условно называл Первый, пришёл за нами с Женей как только на улице рассвело. Он потащил нас в какую-то лабораторию, усадил там на диванчик, а сам стал вместе со Вторым что-то колдовать возле микроскопов. Смотреть на это было просто дико, но внимание моё с самого начала было занято другим - на диване сидел ещё один живой человек, в оборванной форме генерала!
- Кто вы? - шепнул я ему.

Разговор с этим человеком до сих пор звенит в моей голове как самое чудовищное известие, которое я только слышал в своей жизни, поэтому я смогу привести его почти дословно.

- Какая разница кто я? - устало ответил генерал. - Мы теперь с вами в одном вагоне, едем на тот свет. А вы новенькие? Я вас раньше не видел.
- Да, нас привезли вчера. - ответил я. - А вы здесь давно?
- Почти с самого начала эпидемии.
- А что они от нас хотят? - я придвинулся чуть ближе к генералу. - Что здесь вообще происходит? Я не специалист, но что-то этот свиной грипп совсем на грипп не похож.
- Ха, - грустно ухмыльнулся генерал. - конечно он не похож на грипп. Потому, что это не грипп.
- А что же это? Вы что-то знаете? – вставил своё слово Евгений.
- Я знаю всё, но тебе-то что? – фыркнул генерал.- Всё равно нам отсюда не выбраться, и даже если я тебе расскажу правду, то поделиться ней ты ни с кем не сможешь.
- Вот здесь вы ошибаетесь. - проинформировал я генерала. - У меня при себе есть всё ещё работающий мобильный телефон, и я, когда выпадает возможность, пишу через Интернет всему миру о том, что здесь у нас твориться.
- Интернет? - было видно, что генерал очень удивился. - Тогда я расскажу тебе всё. Да, я сделаю это. Пусть мир знает правду. Может быть, хоть так я немного успокою свою совесть...
Пару секунд генерал молчал, словно собирался с мыслями, а потом начал свой рассказ:
- Как вы знаете, правительство всегда стремилось контролировать свой народ. До сих пор делалось это при помощи силы - спецназ, войска, дубинки, газ, резиновые пули. Однако история показывает нам, что этот метод контроля эффективен лишь при малых беспорядках. Когда речь идёт о волнениях масштабом во всю страну, то здесь сделать что-то очень трудно. И вот, пару лет назад, кто-то - я не знаю кто, где и когда - изобрёл новый инструмент подавления личности. Этим инструментом был вирус. Я не большой знаток микробиологии, но суть действия вируса сводилась к тому, что он, проникая в тело человека, переписывал содержимое нейронов головного мозга по заранее заложенному в него образцу. Результаты были просто ошеломляющими! Заражённые менялись полностью, окончательно и бесповоротно. Эксперимент проводился на свиньях, возможно именно поэтому правительство назвало эту эпидемию свиным гриппом. Типа шутки.
- На свиньях? - удивился Женя. - Обычно экспериментирую на обезьянах.
- Свиньи - существа очень умные. Они, конечно, уступают обезьянам, но для целей эксперимента подходили идеально. И так было легче сохранять секретность. Если бы вдруг мы стали ввозить в страну сотни обезьян, то это вызвало бы вопросы и огласку, учитывая, что политические партии готовы продать родную мать ради рейтинга. А так всё было тихо - обычная свиноферма на окраине Львова, никто бы в жизни не догадался. Но не про это речь. С помощью этого вируса можно было полностью изменить живое существо - сделать его безумно агрессивным, придать ему неугасимую сексуальную озабоченность, и вообще делать с человеком всё, что угодно. Однако вирус имел и побочное действие. Переписывание содержимого мозга приводило к нарушению работы тела. Какие-то органы лишались центрального управления и начинали гнить заживо - мозг этого уже не видел. Подопытные всегда становились нечувствительны к боли, получали звериный нюх, зрение и слух, и там было ещё много отклонений, долго перечислять.

Мы слушали генерала с открытыми ртами. То, что он говорил, просто не укладывалось в голове, но, между тем, это было правдой! Доказательства его слов стояли прямо напротив нас и перебирали пробирки. Генерал, между тем, продолжал:
- Вскоре было решено провести эксперименты на людях. С этой целью было отловлено несколько бомжей. Вирус действовал! Конечно, нам не нужны были люди-зомби, какими они становились после этого вируса, но ведь это был только первый шаг. Вирус мог стирать личность - и это было главное. В процессе дальнейшей работы планировалось достижение более тонких изменений в человеке. Но не получилось...
Генерал замолчал и я, чтобы продолжить беседу, спросил:
- Что-то пошло не так?
- Да, чёрт возьми - в голосе генерала я слышал злость и отчаяние. - Всё пошло не так. Один из учёных решил проверить насколько быстро вирус может передаваться от объекта к объекту. С этой целью он заразил свинью и посадил её в соседнюю клетку рядом с бомжем. Это последнее, что я знаю. Надо так понимать, заражение произошло успешно и бомж сумел вырваться на волю. Наше долбаное правительство, в связи с кризисом, немного экономило на безопасности. Вот пусть теперь и засунут себе эти деньги… Эх, да что теперь об этом говорить? Судя по всему, бомж добрался до лаборатории, где было полно разновидностей вируса, и выпустил их на свободу. Именно поэтому мы видим на улицах совершенно диких людей, заражённых более ранними версиями вируса, и видим вот этих вот, которые нас здесь держат. Они заражены более продвинутыми штампами вируса. Интересно, что у заражённых изменилась речь, они стали говорить на каком-то свином языке, что ли. Думаю это результат мутации вируса в процессе его перехода от свиньи к человеку. В последнее время разработки вируса велись в направлении выработки полной покорности человека своим лидерам. Именно это мы сейчас и наблюдаем – эти твари выбрали себе несколько лидеров среди своих же, и полностью им подчиняются. А те готовятся к войне. Побочным эффектом последних версий вируса было полное стирание личности, то есть оставались все знания и умения, но личность, душа, исчезала. Так что все эти твари – уже не люди. Это иные существа, в них не осталось ничего от прошлой жизни.
- Они готовятся войне? – внутри у меня противно похолодело.
- А ты думал к чему? Эти твари очень умны, хоть у них и отняли некоторые человеческие качества. Они понимают, что их будут стремиться взять под контроль или уничтожить. И они готовятся к этому. Они держат меня здесь уже долгое время, и мне кажется, я начинаю понимать, что они делают. Я расскажу тебе, а ты непременно донеси это людям потому, что от этой информации может зависеть жизнь всей человеческой цивилизации.
- Хорошо, - ответил я и нервно сглотнул густую слюну, которой вдруг наполнился рот.
- У этих тварей нет инстинкта самосохранения в той форме, в которой мы знаем его у себя. Они заботятся только о выживаемости всего вида. Лидеры этих монстров понимают, что их будут бомбить, и поэтому стараются вывести такой вирус, который бы мог активно размножаться в тепле. Они соединяют все здания в одно, и устанавливают там систему зеркал, чтобы при атомном взрыве создать мощный инкубатор для своего вируса. Ведь радиус полного поражения не очень велик, остальная зона подвергнется нагреву и разрушениям. Получив огромную порцию тепла, их вирус в считанные секунды заразит весь город и половину области, а потом начнёт распространяться дальше. Бомбардировка города станет не спасением человечества, а его погибелью…
Новость была шокирующей. Какое-то время я просто молчал, а потом спросил:
- Что мы можем сделать? Как остановить это?
- Мальчик мой, - в глазах генерала я увидел глубокое отчаяние и даже лёгкий намёк на слёзы. – это не кино, где все проблемы решаются одним взрывом. Даже если мы сумеем как-то взорвать эту лабораторию, то проблема не исчезнет. Точно такие же центры, как этот, есть во всех заражённых областях. Мне сообщали об этом, пока работала радиосвязь. Ужгород, Тернополь, Черновцы… Они везде. Этого уже не остановить. Выход только один – не бомбить города, а вести войну с монстрами до полного их уничтожения. Если, конечно, людям вообще удастся победить такую армию монстров…

Некоторое время мы молчали, а потом Женя спросил:
- А что им нужно от нас? Зачем они нас сюда привезли?
- Опыты. – генерал отрешённо махнул рукой. – Они отбирают самых жизнестойких, и проверяют на них действие своего вируса. Должно быть, что-то пока не получается, не удаётся заставить вирус переписывать строго определённые участки мозга, не затрагивая остальные. Они ведь хотят заразить людей с целью переродить их в своих союзников, а не уничтожить человечество как вид. Сейчас прищепят вам вирус и будут наблюдать за его действием. Не пойму только зачем они держат здесь меня. Я не молод, и богатырским здоровье вовсе не отличаюсь. Чёрт их поймёт, этих свиней…

Договорить нам не удалось. Первый свин потащил меня на стол, привязал к нему, обтыкал всего какими-то датчиками, а потом прыснул в лицо какой-то жидкостью из пробирки. Тоже самое он потом проделал и с Женей. После этого весь день мы лежали на столе и терпели на себе всё то, что творили с нами эти монстры. Свино-люди ходили туда-сюда, что-то колдовали, перехрюкивались, и вообще работали без отдыха. Поздно вечером свин притащил меня обратно в палату и я почти моментально заснул. Сейчас, дописывая эти строки, я взволновано пытаюсь понять – я заражён или нет? Стану я свином или останусь человеком? И почему до сих пор они не отпустили Женю? Что с ним? Господи, хоть бы он остался жив…


Вечером свино-люди принесли Женю. Он лежит сейчас на кровати с открытыми глазами, но никак не реагирует на мои к нему обращения. Дышит он ровно, сердце стучит и вообще с виду Женя полностью здоров. Только разум его словно уснул. Мне не остаётся ничего, кроме как терпеливо ждать того, что случиться с ним завтра.

Меня вирус, похоже, не затронул, не смотря на все старания свино-людей. Первый свин приходил ко мне 4 раза в течение дня, внимательно осматривал, и уходил крайне недовольным. С одной стороны это хорошо. Мне не очень хочется превращаться в монстра. Однако в этом есть и вторая сторона - если я окажусь бесполезен, то свино-люди просто съедят меня, и я даже не решусь сказать, чего я боюсь больше... Забавно будет, если съест меня именно Евгений, за чью судьбу я так сейчас переживаю. Собственно, забавного в этом будет мало, но какая-то ирония и непонятный мне сейчас символизм будет точно.

Весь день я размышлял над тем, как нам вырваться отсюда, и похоже кое-что придумал. Но нужно дождаться пока Женя придёт в себя, я не могу его бросить. Придёт в себя, или умрёт... В любом случае, завтрашний день (точнее, уже сегодняшний), решит всё.


Я сделал это! Я сбежал из плена! Однако расскажу всё по порядку.
Вчера утром первый свин снова пришёл к нам в палату, бегло осмотрел меня, а потом стал внимательно осматривать Женю. То, что он видел, ему явно нравилось, так как свин как-то по-особому радостно подхрюхивал.
Когда свин ушёл, я начал действовать. При себе у меня был маленький перочинный ножик - свино-люди не обыскивали нас, видимо полагая, что любое оружие, кроме миномёта, для них не представляет опасности. Этим ножичком я сделал глубокий надрез на предплечье Евгения. Женя дёрнулся от боли и застонал. Свино-женщина, охраняющая нас, обеспокоилась моими действиями, встала, подошла ко мне и, как только она приблизилась, я всадил ей свой маленький ножичек в ногу! В следующую секунду я получил мощный удар, который отшвырнул меня к окну. Оставалось только надеяться, что план сработает и свино-женщина не прикончит меня здесь, на месте.
План сработал. Свино-охранница выдернула из своей ноги мой нож, злобно хрюкнула в мой адрес и спрятала его себе в карман. После этого она развернулась и пошла к двери, на свой прежний пост, но уже через пару шагов её шатнуло и свино-женщина едва не упала, схватившись за стену. Удивлённо хрюкнув, она посмотрела вниз, на свои конечности - а потом рухнула на пол как подкошенная. Очень осторожно я подошёл к ней - свино-женщина не подавала признаков жизни. Нужно было действовать!
Мой идея спасения была проста - два вируса одного действия не уживутся в одном теле. С этой целью я смочил нож в инфицированной крови Жени и заразил нашу охранницу. Вирус действовал быстро и, судя по состоянию Жени, ещё и долго...
Нужно было срочно убираться отсюда. Больница была пуста, я заприметил это ещё в прошлый раз. Видимо, учёные свины не очень жаловали посетителей. Это было мне на руку. Оставался вопрос как быть с Женей. Взвалив его, нужно сказать весьма нелёгкое, тело себе на спину, я потащил своего товарища к выходу. Как и в первый день нашего здесь появления, прилегающая к больнице территория так же была свободна от свино-людей. Я положил Женю на заднее сиденье стоящего у входа "Москвича" и медленно выехал в город.
Свино-люди, полностью оккупировавшие город, не проявляли к нам никакого интереса. Видимо, в их свиные головы просто не приходила мысль, что кто-то из живых может вот так вот нагло ехать машиной прямо у них под рылом.
Но долго это продолжаться не могло, и я отчаянно присматривал машину помощнее, чтобы можно было смело таранить живую цепь свино-людей, когда они надумают остановить нас. В одном из переулков я заметил мирно стоящий "КрАЗ". Рядом с ним никого не было, но вдалеке я видел копошащихся свино-людей. Пришлось рискнуть. Я подъехал к "КрАЗу", вытащил из Москвича Женю и стал затаскивать его наверх, в "КрАЗ". Сделать это было не так уж и просто, учитывая, что я вовсе не Геркулес и к тому же очень сильно ослаб после полумесячных скитаний по стране. Кроме того, подымать обмякшее тело крайне неудобно. Однако я справился и, в конце концов, усадил Женю.
Но едва я вылез из машины, как нос к носу столкнулся с свино-человеком. Это был один из тех, кого я видел в отдалении, видимо они унюхали меня. Поросячьи глазки свина излучали злобу и голод. Среагировав мгновенно, я упал на землю и закатился под машину. Оттуда я заметил, что к нам бежит ещё парочка свино-монстров, но пока что они были далеко. Свин полез за мной. Я же, быстро выскочив с другой стороны, запрыгнул в кузов и схватил валяющуюся там арматуру. Как только голова свина показалась за бортом, я изо всех сил ударил её железным прутом в глаз. Арматура пробила свина наск

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Два дня Женя тяжело температурил. За неимением медикаментов я сбивал ему жар холодными компрессами на лоб и уксусными обтираниями всего тела. Сегодня жар спал, и Женя впервые осмысленно взглянул на мир.
- Где это мы? - спросил он. - Что это за дыра?
Я рассказал Жене историю нашего побега - всё как есть, без приукрашиваний.
- Ого, - удивлённо сказал Женя. – Значит, вирус этих тварей всё таки не взял меня? Но почему? Ведь до сих пор эпидемия не щадила никого.
- Как тебе сказать? - задумался я. - Свино-люди стараются вывести более тонкий вирус, действующий крайне избирательно. Наверное, это очень трудно и им не удаётся заставить вирус работать, как следует. В итоге получается нежизнеспособный штамм.
- Наверное. - Женя начал одеваться. - Это ты меня раздел?
- Ничего такого, Евгений. - успокоил я своего приятеля. - Я только помогал тебе побороть жар.
- Понятно.

Мы покушали тем, что было в доме - сухари, консервы, немного чистой бутилированной воды. Женя предложил утром пробовать пробиваться к своим. Я рассказал ему о том, что Киев неприступен, и граница тоже на замке, но Женя настаивал на том, что здесь нам не выжить и нужно пытаться. Я согласился.

Я пишу эти строки вечером, когда мой друг, мой бывший друг, уснул. Он ведёт себя в точности как человек, и любой другой обманулся бы. Но я видел короткую свиную щетину, которая выросла сегодня утром на его спине. А ещё в уголках Жениных, некогда ясных и сияющих серо-голубых глазах появились маленькие красновато-фиолетовые жилки, которые я видел только у свино-людей.
Что же, попробуем поиграть в его игру. Выбора у меня всё равно нет...


Второй день пробираемся с Женей к Киеву. Евгений ведёт себя как обычный человек, лишь малозаметные мелочи выдают в нём свино-человека. Скажем, вчера я заметил, как из-за угла одного дома за нами наблюдает дикий свин. Он был голоден настолько, что изо рта у него текли кровавые слюни. Однако приблизиться к нам свин не отважился. Дикие свино-люди почему-то очень бояться разумных свино-людей. Не пойму только почему...
Новый вирус выполнен великолепно. Женя стал совсем иным человеком, хотя и сохранил память. Пользуясь Жениным незнанием Украины, я умышленно веду его наиболее длинным путём. Пока что у меня нет никаких мыслей, что он задумал и какое задание вплёл в его мозг новый вирус, прищеплённый Жене свино-людьми.
Вчера ночью, когда Женя решил будто я сплю, он проверял мой мобильный. Наверное, хотел найти эти хроники. К счастью, я предусмотрел это и удалил все адреса и закладки. Но, думается мне, Женя подозревает о том, что я догадался о его перерождении. Пока мы оба делаем вид, что всё в порядке: общаемся как друзья, разговариваем на отвлечённые темы, вчера перед сном обсуждали Глобал и размышляли о судьбе членов команды - DRomа, DEDROITа, Арха... Но долго эта игра в кошки-мышки не продлится. Мне нужно что-то придумать потому, что в открытом бою я против Жени, с его свино-силой, не выстою.

P.S: сегодня Женя ни с того ни с сего заговорил о том, что уже больше месяца у него не было секса. К чему бы это он?!


Мы продолжаем свой путь. Пока всё спокойно, ведём себя, как и раньше. О сексе Женя больше не заговаривает, и слава Богу. Вытерпеть насилие от свино-женщины было хоть и неприятно, но, по крайней мере, естественно. Но если вдруг... Не-е-ет, лучше смерть...
А может быть, я всё выдумываю? Может быть, это просто остатки старого Евгения поделились со мной своими переживаниями? Наверное, я сам себя обманываю.

Вчера Женя отыскал в одном из разрушенных магазинов карту Украины, и теперь мы движемся по прямой. Думаю, завтра-послезавтра будем на месте, а я так и не понял его целей и намерений.
Пищевые вкусы Евгения так же круто изменились. Позавчера, когда он решил, что я сплю, Женя отправился в посёлок, возле которого мы ночевали. Я проследил за ним и своими глазами видел, как Женя поймал, разорвал на части и с аппетитом пожрал тёплые внутренности какого-то несчастного, заблудшего кота.
Писать хроники становится очень трудно. Женя проявляет интерес к написанному, но я убеждаю его, что чтение посадит бесценную энергию аккумулятора. Женя, играя свою роль человека, соглашается со мной. Нельзя, чтобы он прочёл о моих догадках. Это приведёт к открытой стычке, которая окончится не в мою пользу.
Вот и сейчас Евгений ушёл якобы на разведку, хотя мне кажется, он просто проголодался и сейчас выедает свежий мозг из черепа какой-нибудь собаки или может даже человека. Я же использую это время, чтобы написать эти строки.
У меня родилась идея, очень рискованная идея по поводу Жени. Если всё сработает, то расстановка сил круто изменится. Иного выхода у меня нет. Рано или поздно Женя сделает то, что велит ему его свиная природа. И хорошо, если он просто убьет меня...


Всего за 4 дня, следуя этой распроклятой карте, которую отыскал Женя, мы добрались к границам Киева. Он всё так же был крепко оцеплён, и пальба велась на поражение. Встав в отдалении, мы смотрели на ряды колючей проволоки, и я спросил у Жени:
- Ну, мы пришли. Какие мысли будут дальше?
- Нам нужно попасть внутрь. – ответил Женя, не отрывая взгляд от оцеплённого Киева.
«Конечно,» - подумал я. – «это твоя цель, я давно это понял». А вслух сказал:
- И какие будут предложения? Близко нас не подпустят, тут и гадать нечего.
- Ничего, у меня есть идеи. – всё так же сухо ответил Женя.
Проклятье, заглянуть бы ему сейчас в голову. Что он удумал?
Мы устроились в небольшом, и абсолютно не пострадавшем от происходящих вокруг событий, домике. Это был кирпичный дом, на три комнаты, с печкой. Женя стал её растапливать, и я сразу понял – это неспроста. Огонь и дым сразу привлекут свино-людей, но Женя-то лучше всех остальных знал, что дикие монстры никогда не приблизятся к нему, разумному свину. Евгений решил раскрыться, сбросить маску – а это не сулило мне ничего хорошего. Бежать было бессмысленно, да и, к тому же, у меня был иной план.
- Так как мы переберёмся сквозь заградительный барьер? – спросил я у своего невольного попутчика.
- Здесь рядом Бориспольский аэропорт.- не поворачивая головы ответил Евгений. – Мы отыщем там работающую машину, и мы перелетим.
Всё сразу стало ясно, словно пелена упала с моих глаз! Конечно же, полёты. Однажды, общаясь с Женей по аське, я сболтнул ему, что знаком с лётным делом. Конечно же, его свиной разум этого не забыл. Вот для чего он вёл меня сюда.
- А ты не боишься, что нас собьют? – спросил я у Евгения.
- Прорвёмся. – голос Жени не предвещал ничего хорошего.
Разумеется, даже если нас собьют, то он выживет. Кто бы в этом сомневался? На вид Женя совсем как человек, солдаты примут его за своего, и скорее всего сразу не убьют – и это станет их погибелью. Киев падёт, как пали другие города.
- Полетим ночью. – Женя отошёл от разгоревшейся печки и посмотрел мне прямо в глаза. – Так им будет сложнее нас засечь.
- Ну да, в этом есть свой резон. – согласился я.
Мы приготовили себе покушать – нажарили картошки, которой здесь было много, заварили чаю. Дом прогрелся, а на улице стемнело.
- Когда мы летим? - поинтересовался я.
- Ближе к рассвету. – потянувшись на диванчике ответил Женя.
Конечно же, чтобы все видели, что он не имеет симптомов свино-человека. В ближайшие пару часов должно было решиться всё.
Женя активно подбрасывал в печку дрова, и вскоре жара стала просто невыносимой.
- Жарко как. - сказал Евгений и снял с себя рубашку, оставшись в одной майке. – Ты не хочешь раздеться?
Я не стал с ним спорить. За рубашкой на пол полетели штаны, и вскоре мы разгуливали по дому в одних только плавках. Пока что всё шло так, как я и задумал, но я очень переживал, что всё может сорваться.
Комната освещалась несколькими свечами, которые заботливые хозяева припасли в комоде. На улице стояла гробовая тишина – ни единого звука. Если бы это был художественный рассказ, то здесь можно было бы сказать «Тишина, словно все умерли». К сожалению, это не рассказ. Все и правда умерли. Думаю, на много километров вокруг, если не принимать во внимание Киев, я был единственный живой человек.
Женя подсел ко мне на диван и положил свою сильную ладонь на моё обнажённое бедро.
- Мы с тобой единственные живые люди на всю эту округу. – проникновенно сказал он. – Тебе не бывает от этого грустно и одиноко?
- Да, и очень часто. – я подыгрывал Жене, а внутри меня всё переворачивалось от страха и волнения.
- У меня так давно этого не было, и наверное теперь очень не скоро будет. – пожаловался Женя.
Вторую руку он запустил мне в волосы, немного их погладил, а потом стал поглаживать мою спину:
- Может быть, мы поможем друг другу забыть о происходящем? Хоть ненадолго, на пару часов, но это даст нам силы двигаться дальше. – его руки становились всё настойчивее, а стук сердца был слышен на всю комнату.
- Я и сам хотел это предложить, - ответил я Жене.- но не решался.
- Ничего, я помогу тебе. – совсем тихо сказал Евгений и его губы крепко прижались к моим губам.

Это был мой час! С того самого момента, как только Женя подсел ко мне на диван, я прокусил свою нижнюю губу, и теперь мой рот наполнился кровью. Как только Женя поцеловал меня, я с силой прижал его к себе, укусил Женьку за верхнюю губу, а языком вогнал всю свою кровь ему в рот.
Удар страшной силы сбросил меня с дивана!
- Что это ты надумал!? – Женя вскочил на ноги и навис надо мною. – Зачем ты это сделал?
Мне нужно было выиграть время и я, слегка приподнявшись, ответил:
- А разве ты хотел сделать это нежно?
Мои слова немного озадачили Женю. Некоторое время он смотрел на меня, словно осмысливая услышанное, а потом вдруг зашатался и чуть не упал.
- Скотина! – взревел он. – Ты обманул меня! Ты…
Женя бросился ко мне, но ноги его подкосились, и он рухнул прямо на меня.
Мой старый трюк, о смешении двух вирусов, снова мне пригодился. Вирус в моей крови, влитый мне профессором-свином, пусть и не сработавший как нужно, всё ещё был активен. Я очень на это рассчитывал, иначе бы смерть моя была бы не только быстрой, но и…
Одевшись и пополоскав кровоточащий рот водкой, я осмотрел Женю. Он всё ещё был жив, только дико температурил. Это было странно, ведь наша тюремщица в медицинском комплексе Днепропетровска, умерла очень быстро. Крепко привязав его к дивану проволокой, я остался сидеть возле Жени рядом. Выходить на улицу, где наверняка было полно монстров, привлечённых светом и дымом, я не решался. Странно, что они всё ещё не атаковали нас. Это могло означать только одно – свиной вирус внутри Жени не умер.

Я просидел в этом доме девять долгих дней, ожидая, что же случиться с Женей. Если он умрёт, то монстры атакуют дом и сожрут меня. А если же он выживет… Чёрт его знает, что тогда делать…
Сегодня Женя пришёл в себя и попросил развязать его. Очень странно за ним наблюдать. Щетина на нём осыпалась, а красновато-фиолетовые жилки в глазах растворились. Но монстры не атакуют нас, и я не могу понять почему. Сейчас Евгений снова уснул, вымотанный долгим жаром и голодом, так как во время болезни он совсем ничего не ел. Завтра он проснётся, и мы будем решать, что же нам делать дальше…


Как я уже говорил ранее, Евгений вовсе не помер. Более того, он очнулся и стал спрашивать, что случилось. Он просил отвязать его, но я боялся это делать, хотя никаких внешних признаков заражения, наблюдаемых мною ранее, теперь у Жени не было. И вместе с тем, свино-люди опасались приближаться к нашему домику. Я видел их из окна. Они прятались вокруг - кто-то за кустами, кто-то за домами, а кто-то просто стоял в отдалении - но ни один из них так и не приблизился к нам. Именно это заставляло меня верить в то, что Женя всё ещё свиномонстр.
Пару дней я размышлял над тем как мне быть, и каким способом я могу проверить исцелился мой приятель, или же стал ещё хитрее и опаснее. Прибегнув к методу перебора вариантов, я составил огромнейший список возможных действий, записывая туда всё, что приходило на ум. Хорошо, что никто так и не увидит какого бреда я там понаписывал местами.
Однако изливание своих мыслей на бумаге дало результат. Вчера вечером ко мне пришло озарение! Я решил подвергнуть Женю гипнозу!
Нужно сказать, что я очень неплохо знаком с этой методой психологического воздействия, и поэтому технически ввести Евгения в транс для меня было вовсе не сложно. Сложно было преодолеть его сопротивление. Женя быстро понял, что я для каких-то целей пытаюсь его усыпить монотонным покачиванием маятника и равномерно произносимыми фразами внушения. Долгое время он брыкался и сопротивлялся, даже попробовал симулировать сон, но в итоге, всё-таки, слова внушения пробились в его подсознание, и мой несостоявшийся любовник уснул глубоким гипнотическим сном.
Чтобы исключить всяческий обман со стороны Евгения, я провёл тест – внушил ему, что касаюсь его тела раскалённым металлическим прутом, коснувшись при этом Женькиного плеча своим пальцем. На плече моментально появился след от ожога. Это был классический пример гипнотического внушения, и он убедил меня в том, что Евгений по-настоящему уснул.
- Женя! – позвал я его. – Ты слышишь меня?
- Да. – как-то вяло ответил Женя.
- Ты помнишь, как мы здесь оказались? – продолжал я свой опрос.
- Не-ет. – немного подумав ответил он.
- А что ты помнишь?
- Свинячий профессор ведёт меня на опыты. Ложит на стол и делает мне укол. Дальше… Дальше не помню. Пустота…
- Женя, - я наклонился поближе к нему. – Ты должен вспомнить, что было дальше. Ты должен рассказать мне, о чём ты думал и какое задание выполнял.
- А-а-а… - стал ворочаться Женя, однако он был крепко привязан и на этот счёт я не волновался. – Не могу, не могу… Ничего нет, одна пустота…
- Я приказываю тебе вспомнить! – внушал я Жене. – Вспомни, что было после укола.
- Пустота… Вокруг одна пустота… А-а-а…
Женя метался по дивану всё сильнее и сильнее. Проволока больно врезалась в его тело и кое-где даже выступила кровь, но он не замечал этого. Я видел, как тяжело стал дышать Евгений и решил проверить ему пульс. Сердце Жени выдавало более двухсот ударов в минуту!!!
Мне ничего не оставалось, как прервать сеанс и вывести Женю из транса. Вывод напрашивался только один – вирус внутри Евгения был мёртв. Он умер внутри Жени и мозг вернулся в нормальное состояние. Почему свино-люди всё ещё его боялись – я не знаю. Вероятно, какие-то следы вируса до сих пор находились в Жениной крови, и это отпугивало их, но это лишь моя догадка.
Я развязал Женю и рассказал ему обо всём, что было, опустив лишь обстоятельства, при которых мне удалось пленить его. Я сказал Жене, что просто связал его, когда он спал, и сделал ему укол своей кровью.
Впрочем, когда Женя встал и немного размял ноги, он вдруг как-то странно взглянул на меня, а потом затряс головой, словно прогоняя некие мысли.
- Что такое? - спросил я.
- Да нет, ничего. – отмахнулся Женька. – Глупости.
- Нет, ты поделись со мной. – настаивал я. – Вдруг это что-то важное.
- Да неважно это... – мялся Женя.
- И всё же? – настаивал я.
- Ну… Ты с меня будешь смеяться, но… В общем, когда я посмотрел на твоё лицо, то я вдруг как будто вспомнил, что целую тебя. В губы. Бред, знаю, но это было так отчётливо, словно я делаю это на самом деле.

Ах, Женя, Женя… Ты забыл всё, что касалось твоей свиной натуры, но зато запомнил наш единственный, не совсем удавшийся поцелуй… Может когда-нибудь, потом, я покажу тебе эти хроники, и ты узнаешь, что именно ты пытался сделать на самом деле, и что эти твои воспоминания были вовсе не бредом воспалённого ума…

Утром мы обсудили план действий. Женя предложил всё таки двигаться к аэропорту и там воспользоваться какой-нибудь рацией, чтобы связаться с Киевом. Я согласился с этой идеей и, собравшись, мы осторожно вышли из дому. Вокруг была тишина и пустота. Я догадывался, что свино-люди были где-то рядом, но прятались они хорошо.
Весь день мы шли к Борисполю, но путь был не близким, и мы остановились на ночь в одном из покинутых продуктовых магазинов. Свино-люди всю дорогу держались от нас на расстоянии, и это очень хорошо, но меня волнует, сколько ещё эта неожиданная Женина способность будет действовать? Не подведёт ли она нас в самый неожиданный момент? Впрочем, нет смысла сейчас об этом думать. Время всё расставит на свои места.
Завтра к обеду мы доберёмся в аэропорт, и будем пытаться связаться с выжившими. И да поможет нам Господь…


Спустя несколько дней, мы добрались с Женей до аэропорта. Как же хорошо, что мы так застряли в пути.
Надо так понимать, не одни мы подумали об аэропорте в первые дни эпидемии. Тысячи людей ринулись искать спасения именно здесь, в надежде улететь куда-нибудь подальше. Но свино-люди тоже подумали об этом, и в итоге Бориспольский аэропорт превратился в самую кровавую столовую, которая когда-либо где-либо существовала на земле. Вся территория аэропорта была залита кровью, словно покрашена краской. Повсюду валялись части тела и куски плоти. Кое-где лежали даже дети, с выражением застывшего ужаса на их маленьких, невинных лицах…
Это было ужасно. Мы прошли в здание аэропорта, не проронив ни слова. Но там нас ждал не очень приятный сюрприз. Внутри всё было разгромлено. Всё, вплоть до лавочек. По всей видимости, здесь шли очень жаркие бои с монстрами. Это сильно огорчило нас обоих, ведь мы возлагали на радиосвязь все наши надежды.
Во всём этом был один маленький плюс – сейчас здесь не было ни одного свино-человека. Сожрав всех, кого только можно, они покинули это место, отправившись на поиски новых жертв. Поэтому я чувствовал себя в безопасности.

Несколько дней мы прожили в аэропорту. Это была идея Жени. Он задался целью отыскать ключи от служебного склада, который был заперт мощной бронированной дверью, где вполне можно было найти запасную рацию.
Пока Женя днями обыскивал трупы, я сумел запустить автономную котельную и мы получили возможность принять душ – и видит Бог нам это было нужно.
Скажу откровенно, в душ я заходил с некоторой опаской. Ремонтируя котельную, я над этим моментом как-то не подумал. Он пришёл мне на ум только тогда, когда Женя, лишённый наших общих воспоминаний, смело снял с себя одежду, и, сверкая голым задом, прошагал в свою кабинку. Я же старался не поворачиваться к Евгению задней частью тела, и всё время держал его в поле зрения. Женька же от душа был просто на небесах. Он весело намыливался и рассказывал, как была оборудована душевая у него дома. Потом он решил немного побрызгаться и вообще откровенно веселился. Всё это меня несколько напрягало, хотя я и убеждал себя, что ничего такого на уме у Жени нет. Мне страшно не хотелось, чтобы секс стал между нами именно сейчас, когда мы так нужны друг другу…
После душа мои терзания не окончились. Полотенец у нас не было и поэтому Женя нашёл иное решение – он притащил в раздевалку душевой три тепловентилятора, которые отыскал оббегав весь аэропорт, и предложил сушиться голышом, в жаркой комнате. При других обстоятельствах это было бы чудесно, но не тогда.
Когда мы почти обсохли, то Женя вдруг подошёл ко мне сзади и присел на корточки:
- Стой, Сашка, у тебя какой-то прыщик на пояснице. Дай выдавлю. – и Женя правда начал что-то давить на моей пояснице.
Я сохранил спокойствие и сделал вид, будто всё нормально. Женя выдавил злополучный прыщ и с довольным выражением лица отчитался:
- Всё, порядок. Выдавил весь дочиста. Слушай, ты какой-то напряжённый. Не переживай ты из-за этих тварей. Их здесь нет, тут же жрать уже нечего. Хочешь, я тебе массаж сделаю?
Я не мог понять, что это было – хитрый ход или просто дружеское предложение, ведь буквально только что, в душе, Женя рассказывал, что умеет делать настоящий, профессиональный массаж. Он оканчивал какие-то курсы. Отказываться было как-то неудобно, и я согласился.
Сразу скажу, что Женя не приставал ко мне, и ничего такого подозрительного не предпринимал. Он просто сделал мне массаж – настоящий, превосходный массаж. Это было просто восхитительно, и я даже подумал, что если бы мы были парой, то мне было бы с Женькой очень даже неплохо…
А вообще чёрт его поймёт, этого Женю. Я так и не мог понять, что всё это означало – утончённые ухаживания или просто дружеское участие. Решив не забивать себе голову дурными мыслями, я просто решил ждать развития всей данной ситуации.

Где-то на пятый день своих поисков Женя отыскал на самом краю территории аэропорта мёртвого сотрудника, у которого в кармане и лежали ключи от склада. Именно там, на складе, мы нашли рацию. Однако эфир был пуст. Вообще. Один только шум и треск. Я почти двое суток просидел у рации, в надежде услышать хоть какое-то послание, но тщетно, эфир хранил молчание.
- И что нам делать? – с некоторым огорчением в голосе спросил Женя.
Я ответил не сразу. Обдумав своё решение, я сказал:
- Будем пытаться связаться с Киевом.
Дело это было непростое, и я не стану утомлять вас пересказом всей той рутины, которой мы занимались последующие шесть дней. Итогом стало то, что мы загрузили в грузовичок переносной дизельный электрогенератор, прожектор, запас продуктов, оружие, которое понаходил во время своих поисков Женя, и поехали обратно к Киеву.
Остановившись на безопасном расстоянии, мы дождались темноты, и я, с помощью прожектора, стал посылать в сторону Киева световые сигналы, используя старую как мир азбуку Морзе. Несколько дней нам никто не отвечал. Только свино-люди сползлись отовсюду и держались в некотором отдалении от нас. Я не знаю, заметил ли это Женя, но на этот раз монстры подобрались к нам намного ближе, чем позволяли себе раньше.
Просигналив впустую несколько дней, я понял, что они игнорируют простой текст. Тогда, набравшись адского терпения, которое всегда было моей сильной стороной, я подробно и в деталях стал рассказывать о том, что с нами произошло. К утру, когда я завершил свой рассказ, со стороны Киева нам просигналили ответ «Оставайтесь на месте». Я даже не берусь описать словами, как мы были рады этому короткому сообщению. Мы прыгали от счастья, обнимались и хохотали.

Спустя час за нами прилетел вертолёт. Я ни разу ещё не подымался по верёвочной лестнице, и скажу вам, что делать это, без должного навыка, очень и очень непросто. Но я справился вот сейчас я сижу в отдельной комнате, ожидая допроса. После прибытия нас развели по разным комнатам, и сказали ждать, пока командир освободится, чтобы опросить нас. Будущее наше ещё не вполне ясно, но, по крайней мере, мы среди живых, и нам не угрожают свино-люди. А значит, у нас есть надежда.


После того, как нас доставили в Киев, мы с Женей несколько дней сидели в разных камерах и не виделись. На второй день меня привели к командиру отряда, и он устроил мне тщательный и очень продолжительный допрос. Из сути задаваемых вопросов я сделал вывод, что Женю он допросил в первый день. Кроме этого, у нас обоих брали кровь на анализы.
Я ничего не скрывал, рассказывал всё, как есть. В конце концов, это могло быть действительно важно. На четвёртый день командир, имеющий чин полковника, вызвал нас обоих к себе и поставил перед фактом:
- Я связался с Центральным Штабом Всемирной Обороны.
- Ого, - вклинился Женя. – так быстро создали целый всемирный штаб?
- Ничего себе быстро, больше двух месяцев прошло.- пырхнул стоящий рядом сержант.
- Я попрошу не перебивать меня! – повысил голос полковник. – И так, как я уже сказал, я связался с Центральным Штабом и сообщил о ситуации. Мне приказано доставить вас в Штаб любой ценой, чтобы учёные могли изучить причину твоего – тут полковник указал на меня – иммунитета, и твоего – теперь полковник нацелил свой палец на Женю – исцеления. Через два часа сюда прилетит боевой вертолёт, которым вы и будете доставлены в Штаб.
- А где находиться Штаб? – спросил я.
- В Москве. – полковник сел и устало вытер лоб. – В здании ФСБ. Оно хорошо укреплено и его удалось удержать от атак монстров. Там находиться центральный штаб стран СНГ. Оттуда ведётся управление более мелкими подразделениями, наподобие нашего. По последним данным они прорыли подземный ход, ведущий к метро, а так же смогли отвоевать там около двух километров пространства. Это хорошо потому, что скоро нам всем придётся отсюда убираться – атаки монстров становятся чаще и агрессивнее. Долго мы тут точно не протянем.
Полковник помолчал, а потом посмотрел на нас и грустно сказал:
- По сути, если быть откровенным, вы наша последняя надежда победить это проклятие. Если ничего не выгорит, то нас скоро всех перебьют и привычный мир просто перестанет существовать…

Вертолёт прилетел в точно указанный срок. Мы сели в него, нам сказали одеть парашюты и мы полетели. Женя поправил лямки, потрогал кольцо и, наклонившись ко мне, крикнул сквозь грохот вертолёта мне в ухо:
- Я уже как-то прыгал с парашютом.
- И как? – полюбопытствовал я.
- Больно. – покривился Женька. – Там больно… Ну ты понимаешь. Врезается очень больно, мне потом даже пару дней секса не хотелось.
- А ты рассчитываешь в ФСБ с кем-то заняться сексом? – весело спросил я.
- А почему бы и нет? – подмигнул мне Женька. – Свиньи свиньями, но сколько же можно воздерживаться, в самом-то деле?! Эдак скоро и ты мне покажешься привлекательным.
Мы оба засмеялись: Женя от того, что весело пошутил, а я – чтобы скрыть некоторое смущение, охватившее меня от Жениных слов. Всё таки потеря памяти – это такое благо…

Полёт прошёл без особых приключений, не считая маленькой группки свиноптиц, атаковавших нас на влёте в Москву. Но они не смогли причинить вреда бронированному вертолёту, так что лично я отделался только небольшим волнением. Вертолёт сел на здание ФСБ и нас тут же увели куда-то вглубь зданий. Глава штаба, какой-то генерал, сказавший называть его просто Сергеем Павловичем, выдал нам по рации и сказал:
- Я не собираюсь держать вас взаперти, парни. По сути, нам нужна только ваша кровь, ну и может быть ещё что-то понадобиться. Остальное время вы свободны. Если вдруг вы понадобитесь, то я вас вызову по рации. С рацией не расставаться ни днём, ни ночью, на связи быть круглосуточно – это приказ. Походите по зданию, познакомьтесь с людьми. Здесь относительно безопасно, но если вдруг однажды начнётся большая заварушка, то я хочу, чтобы вы знали моих людей и могли драться вместе с ними плечом к плечу как единое целое. За стенами этого здания миллионы монстров, и если вдруг они начнут организованную атаку, то только действуя сообща мы будем иметь шанс спастись.

Вот так мы и оказались на свободе – в том понимании, что нам не пришлось опять сидеть в одиночных комнатах, от которых мне, честно говоря, за последнее время стало немного тошно.
Здание на самом деле было битком набито людьми. Освещение было очень тусклым, видимо электричество было в большом дефиците, что, в принципе, и не удивительно. По динамику то и дело кого-то куда-то вызывали. Мы прошлись по этажам и Женя отстал, вызвавшись помочь какой-то грудастой женщине (лет 30-ти, но весьма привлекательной внешне) перетаскивать ящики. Я же продолжил своё путешествие и вдруг увидел в конце коридора парня, который сидел на железных ящиках и чистил свой автомат. Его лицо показалось мне знакомым. Подойдя поближе я прямо таки остолбенел от удивления – это был ни кто иной как DRom, Дима, мой друг и коллега по модостроению! Его-то уж я точно не ожидал тут увидеть. По правде сказать, я вообще никого не ожидал больше встретить из нашего Magic Teama, но жизнь, как оказывается, полна сюрпризов.
Дима, увидев меня, отложил автомат и встал. Думаю, он принял меня за одного из членов командования потому, что такая рация, как болталась на моём боку, была здесь всего у нескольких человек.
- Я вам нужен? – вежливо спросил Дима.
- Димка, ты то тут каким ветром? – я подошёл к Диме и крепко обнял его, искренне радуясь ещё одному знакомому человеку.
Дима слегка оторопел от моего радушия. Он поднял руки чуть вверх, словно сдавался в плен, и явно не знал, что ему делать – обнять меня тоже или оттолкнуть и начать обороняться.
- Мы знакомы? – спросил он, мучительно разглядывая моё лицо. – Я что-то не узнаю, простите.
- Конечно же мы знакомы, Дима! – я слегка отстранил от себя Димку, держа его за плечи напротив себя. – И уже не один год. Попытаешься угадать или не мучить тебя и сказать сразу?
- Лучше скажите сразу. – Дима выглядел явно обеспокоено. Видно было, что эта неясность лишает его душевного равновесия.
- Я Мастер, - я сказал это таким тоном, словно открывал для Димы великую тайну мироздания. – Мастер Готики. Теперь понял?
- Саша? – вот тут Дима уже по-настоящему удивился. – Но как? Что… где… Как ты здесь оказался?
- О, поверь мне, это большая и длинная история, и ты её сегодня непременно услышишь. Но сначала ты должен увидеться ещё кое с кем.
- Что значит «кое с кем»? – насторожился Дима. – Ты тут не один?
- Именно. – я по-дружески хлопнул его по плечу. – Я здесь вместе с Женей.
- Каким Женей? – не понял сразу Дима. – BlackMagом?
- Угу. – кивнул я головой. – Именно с ним.
- Невероятно. – удивленно развёл руками Дима. – Это просто невероятно. Мы все пересеклись тут, в одном месте – нет, это просто похоже на чудо.
- Да, я глазам поначалу не поверил, когда увидел тебя. Думал, что мне кажется, или просто парень похожий. Как ты вообще здесь оказался? Москва ведь чертовски далеко от Новосибирска.
- Да в командировку послали.  – махнул рукой Дима. – Ничего интересного. Приехал – а тут это. Ну, я с самого начала понял, что просто бегство мне не поможет, и поэтому держался поближе к тем, кто был вооружён и оказывал сопротивление. А потом свиночелы – я так их называю – загнали нас сюда, ну и меня зачислили в отряд. Теперь сижу тут, обучаюсь боевым искусствам.
После этих слов Дима хитро улыбнулся и добавил:
- Думаю, что я тоже смогу удивить тебя.
- Чем же? – мне стало интересно.
- Ну, я не такой любитель интриг как ты, поэтому скажу прямо – вместе со мной тут Денис.
- Денис?! – череда совпадений просто походила на мистику и мне было трудно в это поверить. – DEDROIT?
- Представь себе. – кивнул головой Дима. – Он тоже здесь. Пришёл вместе с одним из отрядов. Сюда время от времени стягиваются разные остатки выживших. С одним из них пришёл и Денис.
- А где он сейчас? – я ещё ни разу не видел Дениса и мне было безумно любопытно увидеть его.
- Обучается бою на одноручниках. – со смехом сказал Дима.
- Одноручниках? – я слегка растерялся. – А что это значит?
- Да придумка местного командования. – махнул рукой Дима. – Всех обучают драться на мечах. Наштамповали тут такого себе железа, подобие меча, и учат, хотя сами знают про бой на мечах не больше нашего. Говорят, что в борьбе со свиночелами меч очень эффективен. Я сам не знаю, ещё не сражался с ними на мечах и не хочу такого счастья, если честно. Крупнокалиберный пулемёт – вот то, что нужно в борьбе с этими тварями. А где Женька?
- Думаю, пытается наладить личную жизнь. – пояснил я. – Ему тут понравилась одна женщина…
- Дай угадаю. – перебил меня Дима. – Она такая – лет тридцати, симпатичная, с большой грудью?
- Ага. – утвердительно кивнул я. – Откуда ты знаешь? Здесь так мало женщин?
- Женщины все спрятаны в метро, в отбитых тоннелях. – поучительно сказал мне Дима. – Женщин выжило мало, и если вдруг излечить свиночелов не получится никаким способом, то придётся заново заселять Землю. Так что ты сам понимаешь – женщин тут берегут как зеницу ока.
- Странно. – развёл я руками. – Эту никто не берёг. Она таскала какие-то ящики, а Женя вызвался ей помочь.
- Правда? – Дима весело расхохотался. – Ну удачи ему!
- Так а что не так? – я никак не мог взять в толк, что так смешит и забавляет Диму. – Ну, скажи по нормальному, не интригуй, это вообще мой хлеб – интриговать.
- А ты разве не слышал, что я сказал? – лукаво подмигнул мне Дима. – ВСЕ ЖЕНЩИНЫ ВНИЗУ!
- А это тогда кто? – я начинал догадываться, но мне, если честно, не верилось.
- Это гермафродит. Сверху девушка, а внизу мужик. И Женя будет не первый, кто увидит «сюрприз» - многие новички на этом наломались.
Вот здесь мы расхохотались оба. Я смеялся, а сам краем сознания подумал: «А что, если Женьку «сюрприз» не испугает и он потребует довести начатое до конца? Вот это будет настоящий сюрприз для этого гермафродита».

- Здравствуйте! – раздался сзади голос. – Над чем смеёмся?
Я обернулся и как-то сразу понял – это и есть Денис.
- Денис, познакомься. – нарочито обыденным голосом сказал Дима. – Это наш Сашка.
- Что значит «наш»? – протянул мне руку Денис. – Мы разве были знакомы?
- Ну как бы да. – я ответил крепким рукопожатием. – И уже давно.
- Это наш Мастер. – не стал накалять интригу Дима. – Он здесь вместе с Женькой, с Блекмагом.
Денис стоял оторопевший и даже не отпускал мою руку:
- Серьёзно, что ли? – вид у Дениса был растерянный. – Или ты шутишь?
- Ну какие могут быть шутки, отец мой? – я высвободил свою руку и похлопал Дениса по плечу. – Да, это я, собственной персоной, так сказать. Хватит удивляться, недоверчивый ты наш. Сказал же тебе Дима, что я – это я. У Димы плохо с шутками, ты же знаешь. Раз сказал – значит правда.
- Саша… - Денис никак не мог поверить в то, что я стою перед ним. – Но как так вышло? Как ты здесь оказался? И где Женя?
- Женя решил познакомиться с нашей Ленкой. – смеясь ответил за меня Дима. – Думаю, скоро где-то объявится. Ну давай, рассказывай нам вашу историю. Не томи уже.

И я им всё рассказал. Хотя нет, вру, не всё. Некоторые моменты я всё таки опустил. Никому оно не нужно знать, что случилось на заправке и что происходило в брошенном доме. Зато остальное я поведал Диме с Денисом без утайки.
Они слушали меня с открытыми ртами, словно бы я читаю им какую-то невероятно увлекательную фантастическую историю. Когда я окончил свой рассказ Денис выдохнул и с каким-то тихим сожалением в голосе сказал:
- Хоть бы всё вышло и наконец-то закончился этот кошмар…
Слова Дениса сразу вернули нас к реальности и мы грустно примолкли. Какое-то время мы просто сидели и молчали, думая каждый о своём, когда вдруг перед нами словно из ниоткуда возник Женя. Не замечая никого вокруг, он с жаром и волнением схватил меня за руку:
- Блин, Сашка, ты не поверишь какой потрясающий секс у меня только что был!
Денис с Димой снова удивлённо пооткрывали рты, явно не ожидая такого поворота событий, а я, чтобы замять возникшую неловкость, показал на них Жене:
- Тут есть новость не менее интересная. Посмотри, кого я встретил – Дениса и Диму.
- Каких Дениса и Диму? – Женя сразу не поверил услышанному, хотя о чём идёт речь догадался сходу. – Дрома и Дедроита?
При этих словах Женя глянул на Диму, чей скромный облик всегда можно было созерцать в «Контакте», и безмерно удивился:
- Парни – это вы!?

Спустя пять минут мы сидели все вместе и делились воспоминаниями о прошлом. А потом прозвучал какой-то сигнал и Дима пояснил, что это время обеда. Мы все пошли в столовую. По пути Женя чуть отстал и потянул меня за руку в сторону:
- Сашка, Сашка, стой. Я должен тебе что-то сказать.
Вид у Жени был какой-то перепуганный и я остановился, чтобы выслушать его.
- Ты знаешь, я как-то не говорил тебе, - начал Женя. – но после своего исцеления я могу ощущать свино-людей. Не знаю даже как это объяснить, просто ощущаю их рядом и всё.
- Я предполагал нечто подобное, - сказал я ему в ответ. – ведь дикие свины не нападали на нас, а значит ощущали тебя. А, следовательно, и ты мог заиметь эту способность. Но к чему ты всё это не говоришь?
- Ну… - Женя слегка замялся. – Вообщем, наш Денис – свиночеловек! И не думай, что я ошибся – я не ошибся. Он настоящий, стопроцентный свин, такой же, каким был я – разумный и внешне ничем не отличающийся от человека. Но он свин, я знаю это так же точно как и то, что я сейчас стою перед тобой. Я не подал виду, что узнал его, и очень надеюсь, что Денис решит будто бы с исцелением я утратил эту свинскую способность ощущать сородичей. Иначе он перестанет прятаться и перейдёт в атаку – и горе тогда всем нам потому, что в этих узких коридорах он запросто перебьет половину всех повстанцев, прежде чем кто-то сможет остановить его.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Дождавшись пока Денис уйдёт на занятия по стрельбе, и поручив Жене следить за ним, я отправился к генералу, чтобы рассказать ему о ситуации. Сергей Павлович выслушал меня очень внимательно, ни разу не перебив.
- Что бы ты мог мне посоветовать в данной ситуации? – спросил он, когда я окончил свой рассказ. – Ведь ты уже был рядом с таким свино-монстром, и сумел остаться живым.
- Не провоцировать его. – я ждал такого вопроса и был готов к нему. – Женя, будучи свино-человеком, очень не хотел раскрывать свою истинную суть. До самого последнего момента он делал вид, что всё в порядке. Конечно, я понимаю, не факт, что Денис поведёт себя так же, но у нас есть шанс понаблюдать за ним и выяснить с какой целью он попал сюда. Кстати, как давно он здесь?
Генерал нажал на кнопку селектора и спросил в микрофон:
- Сержант, принесите мне всё, что у нас есть на бойца номер 302.
Через минуту вошёл худощавый сержант с тонкой папкой:
- Все данные, которые он сообщил о себе, совпадают с данными ФСБ. Он пришёл сюда с группой повстанцев из южного района Москвы три недели назад.
- Что-то особенное есть? – генерал взял у сержанта папку, бегло глянул на содержимое и отбросил её в сторону.
- Ничего. – покачал головой сержант – Обыкновенный парень, хорошая физическая подготовка, но в армии не служил.
- Идите. – кивнул ему генерал, и когда сержант вышел, обратился ко мне. – Я согласен с твоим мнением о том, что за этим монстром нужно немного понаблюдать. Если мы убьём его сейчас, то где гарантия, что завтра сюда не проникнет ещё один, или даже несколько? Ведь способности Евгения ощущать свино-монстров угасают, так ведь?
- Думаю да. Во всяком случае свино-люди подходили к нам всё на более близкие дистанции, пока мы пробирались к Киеву.
Генерал утвердительно кивнул, словно подтверждая правильность моих слов:
- Тогда сделаем так – ты, и твои друзья, будете следить за ним. Если вы будете рядом с ним, то он вряд ли что-то заподозрит. Ты хорошо его знаешь?
- Не очень. – я отрицательно покачал головой. – То есть, я знаком с ним уже почти 4 года, но общались мы только через Интернет, по аське и на форумах. Лично познакомился только сейчас. Та же самая история с Димой и Женей.
- Ладно. Наблюдай за ним и постоянно держи со мной связь. Мои люди будут извещены и всё время будут рядом. В случае, если ситуация начнёт выходить из под контроля, нам придется убить его.

Когда я выходил из кабинета, Сергей Павлович сказал мне вдогонку:
- Знаешь, я вдруг только что понял – свино-люди перестали атаковать нас как раз тогда, когда этот твой Денис прибыл к нам. Странное совпадение, не так ли? До этого они осаждали нас каждый день.
- А подкоп в метро – это чья была идея? – спросил я.
- Это моя придумка. – довольно улыбнулся генерал. – И рыть мы его начали задолго до прибытия Дениса. Вот только отбить два километра метро мы смогли тоже после того, как он сюда пришёл. Не нравиться мне всё это…

Вечером я улучил момент и рассказал о ситуации Диме. Дима воспринял эту новость спокойно, только на лице осунулся, словно сразу постарел лет на десять.
- Ты уверен? – только и спросил он.
- Женя уверен. – ответил я и Женя, стоящий рядом, утвердительно кивнул головой.
И так, мы приняли решение – на правах друзей постоянно находиться возле Дениса и пытаться понять для чего же он сюда проник. Засыпая в ту ночь я думал – а что если он обо всё догадается, атакует нас и мне придётся в него стрелять? От этих мыслей мне стало не по себе и я изо всех сил желал, чтобы этого не случилось.

Последующие пять дней мы с друзьями (думаю, что я могу их так называть, хотя реально мы и были знакомы всего ничего) наблюдали за Денисом. Ничего удивительного он нам так и не продемонстрировал – в запрещённые места не совался, строго следовал установленному режиму и вообще вёл себя крайне занудно. Единственное, что я отметил, наблюдая за ним – это молниеносность его реакции. На занятиях по сражению на мечах Денису не было равных. Сигнал ещё только начинал звучать, а Денис уже наносил удар противнику. Инструктор очень хвалил Дениса и называл его своим лучшим учеником – однако я отметил, что он не разу не вызвал Дениса на учебный поединок.

Шестой день наблюдений проходил как обычно. Дима ушёл на занятия по рукопашному бою, а Женя… Чёрт его знает, где он шлялся, наверное опять искал приключений. Похоже, что свино-вирус увеличил его половую мощь в десятки раз, если судить из того, чем он хвалился в те редкие часы, когда мы виделись.
Мы же с Денисом сидели в столовой и мирно беседовали. Я слушал увлечённый рассказ Дениса о том, как он однажды удачно разыграл своего брата, а сам думал – что это? Он правда делится со мной своими воспоминаниями или это всё игра? И тут на всё здание пронзительно зазвучала сирена!
- Внимание! Внимание! – прозвучал громкий голос генерала. – Атака нижнего уровня! Всем бойца занять свои боевые позиции. Повторяю! Атакован нижний уровень! Всем бойцам занять свои боевые позиции!
Выражение невероятного удивления и растерянности на короткое мгновение появилось на лице Дениса, и хоть он тут же скрыл его за маской взволнованности, но я успел это заметить. Было видно, что Денис ожидал чего угодно, но только не атаки свино-людей до тех пор, пока он здесь.
- Ты к какому сектору приписан? – спросил он у меня.
- Мне положено прятаться на верхнем этаже. – усмехнулся я. – Я объект первостепенной значимости.
- Тогда не медли ни минуты! – Денис поднялся из-за стола. - Беги скорее туда. Ты и правда очень ценен. А я на свой пост. Увидимся.
И Денис побежал по коридору. Думаю, не нужно быть гением, чтобы догадаться, куда последовал я.

Мои предположения оправдались – Денис пробежал свой пост и быстрой трусцой отправился на нижние этажи. Коридоры к тому времени опустели, а протяжное вытьё сирены заглушало глухое эхо топота Денисовских кроссовок. Вскорее я понял, куда он так торопится, хотя мне следовало догадаться об этом сразу – Денис мчался на нижние уровни, то есть к входу в подземные уровни метро. Разумеется, куда же ещё!? Он хотел остановить атаку свино-людей, так как она шла вразрез с какими-то его планами.
Оказавшись рядом с подземным входом я услышал далёкие звуки пальбы из ручных пулемётов. Я уже стал раздумывать как же Денис пройдёт сквозь плотное кольцо солдат, окруживших вход в подземку, однако Денис не пошёл туда, а забежал за угол, на задний двор территории ФСБ. Дальше началось нечто невообразимое. На заднем дворе находилась решётчатая дверь, сваренная из толстых прутьев и запертая увесистым навесным замком. Думаю, такая дверь выдержала бы даже взрыв динамитной шашки. Это был запасной ход на нижний уровень. Снаружи его никто не охранял, так как свино-люди никогда не любили ломать препятствия. Они всегда атаковали живых.
Денис подбежал к двери, с лёгкостью оборвал массивный замок и с такой же лёгкостью отшвырнул его в сторону. Замок перелетел через весь двор, врезался в кирпичную стену и, проломив кирпич, застрял в нём. Думаю, Денис сам не знал, что он настолько силён потому, что на какое-то мгновение он остановился, поглядел на торчащий из стены замок, потом на свою руку, а потом тряхнул головой и побежал дальше. Я последовал за ним, держась на расстоянии, так как в подземке проход был всего один, и особо бежать Денису было некуда.
Два спецназовца со свёрнутыми шеями, трупы которых я увидел в проходе, когда сунулся туда, сразу показали, что Денис настроен очень серьёзно. По всей видимости задание его было столь важным, что он был готов даже подвергнуть себя риску разоблачения, лишь бы не допустить вторжения монстров сюда, в наш штаб. Я остановился и призадумался – а стоит ли мне следовать за ним дальше? Острое желание жить сразу подсказало мне массу весомых аргументов за то, чтобы не совать свой нос в самое пекло, а отправится на верхние этажи под защиту бойцов, как вдруг я услышал в глубине подземки громкий голос, явно усиленный громкоговорителем:
- Приказываю немедленно сдаться и лечь на землю! Мы знаем кто ты такой. Сдавайся – и мы оставим тебя в живых.
Звучало это как в плохом кино, сразу ощущалось, что человек нервничает. Любопытство взяло верх и я осторожно двинулся вглубь подземки. Картина, открывшаяся моему взору, поразила меня до глубины души, так как такого поворота событий я ну никак не предполагал.
На широкой площадке стоял Денис. Со всех сторон его окружали бойцы спецназа в бронежилетах и держали под прицелом автоматов. Несколько позже я узнал от сержанта-секретаря, что генерал с самого начала не собирался следовать моему совету наблюдать за Денисом. Он проинформировал о своей ситуации Всемирный Центр Сопротивления Эпидемии и получил оттуда чёткий приказ – задержать монстра живым. Приказ следить за Денисом генерал отдал только, чтобы чем-то нас занять и отвлечь от каких-то необдуманных действий. Что же, военные есть военные…
Собрав в метро своих лучших людей, генерал инсценировал там атаку свино-монстров, чтобы привлечь внимание Дениса – и он не прогадал. Теперь Денис стоял окружённый, накрытый сверху прочной металлической сеткой и на лице его читалось мрачное разочарование. Да, да, не страх, не удивление, а именно разочарование, словно бы он говорил «Видит Бог, я не хотел, чтобы всё было именно так. Но вы просто не оставили мне иного выбора…».
- Попробуй только шевельнуться, тварь, - предупредил Дениса голос из громкоговорителя. – и мы прикончим тебя прямо здесь. Ложись на землю, лицом вниз, руки за спину, чтобы я их…
Голос не успел договорить. Лёгким и даже каким-то элегантным движением Денис взмахнул руками и металлическая сеть взлетела в воздух. В следующее мгновение Денис упал на пол и выкатился из под неё, а когда он вскочил, то в руках он держал увесистый девятимиллиметровый АЕК-919К. Где он его взял, где прятал – до сих пор не понимаю. Может у убитых спецназовцев, хотя для них это очень не типичное оружие…
Дальнейшие события больше походили на третьесортный американский боевик, где хороший герой сражается против кучи злодеев, которые палят в него из всего, что только есть на свете, но почему-то ни разу не попадают, а герой укладывает их меткими выстрелами один за одним. Здесь было тоже самое, с той только разницей, что пули спецназовцев не летели мимо. Всё таки это были не какие-то бандиты-мексиканцы в промасленных спецовках, а специально обученные воины, и каждый выпущенный ними патрон достигал своей цели. Вот только цель на это никак не реагировала. Я, хоть и в отдалении, но видел как плоть Дениса рвут на части метко выпущенные пули, однако он не падал, а наоборот – с необычайной скоростью и убийственной точностью поливал своих врагов огнём. Ловко перебрасывая свой АЕК из руки в руку Денис почти не глядя стрелял по бойцам, ориентируясь, как мне казалось, на один лишь звук их выстрелов. Как подкошенные солдаты падали один за другим, а Денис, быстро перекатываясь по полу, подхватывал их оружие и продолжал свой смертоносный обстрел.
Всё закончилось менее чем за одну минуту. Окровавленный Денис стоял посреди площадки, где его пытались взять в плен, а вокруг валялись мёртвые тела спецназовцев. На самого Дениса было жутко смотреть. Похоже, что на нём вообще не осталось живого места – всё было изрешечено выстрелами. Тем не менее, двигался Денис так же ловко, как и перед этим, словно бы из него и не вытекло только что около ведра крови. Он отбросил прочь своё оружие и осматривался вокруг, явно размышляя, что теперь делать. И тут он увидел меня! Столкнувшись с Денисом взглядом я не раздумывая бросился бежать, но не успел пробежать и пяти метров как его влажная от крови рука легла мне на плечо и с силой отшвырнула к стене.
- Сашка, - Денис прижал меня к холодному бетону. – так значит вы с Женей всё таки меня раскусили. Я сразу понял, что этого не миновать, как только ты рассказал мне вашу с Женей историю, но надеялся, что всё обойдётся. И знаешь что? Я…
Узнать, что там себе надумал Денис, мне не судилось, так как в проходе появились новые солдаты, прибежавшие на звуки пальбы. Денис повернул в их сторону голову, а я в это мгновение тут же присел на пол и свернулся клубочком. Бойцам этого оказалось достаточно – они открыли по Денису шквал огня. Денис, видимо понимая, что второго сражения он может не вынести, бросился бежать вглубь прохода. Позже мне рассказали, что он как-то продрался через один из завалов на свино-территорию и убежал.

Новость о случившемся мигом облетела весь штаб. Все вокруг только и говорили о Денисе, поражаясь как сильно он был похож на человека, и вспоминая о подмеченных ними странностях в его поведении, которые якобы свидетельствовали о его свиной натуре.
Провал операции захвата стал тяжёлым ударом для генерала. Там, в подземке, он потерял больше двадцати своих наилучших людей. Узнав, что я был там и всё видел, генерал вызвал меня и, расспросив обо всём, сказал, оправдываясь больше перед самим собой, чем передо мною:
- Обычный свино-монстр не может выдержать столько попаданий. Десять человек с автоматами валят его за пять секунд. Здесь же было вдвое больше людей, всё было рассчитано наверняка…
- Но он оказался сильнее. – закончил я за генерала. – Вы просто не учли, что свино-люди активно экспериментируют со своим вирусом, и кто знает, какими новыми качествами они смогли наделить себя.
- Да уж… - генерал устало сел в кресло и махнул мне рукой, давая понять, что разговор окончен.

Вечером следующего дня я одиноко стоял на крыше ФСБ и смотрел на закат, как вдруг увидел, что сквозь руины к нашему штабу движется чья-то фигурка с белым флагом в руке. Секунду спустя завыла сирена и яркий луч прожектора осветил приближающегося к нам путника. Это был Денис. Он шёл к воротам ФСБ, высоко держа над головой белый флаг перемирия. И что страшнее всего – на его теле не было ни малейших следов от вчерашних ран…


Генерал оказался на стенах через минуту. Денис подошёл вплотную к воротам и остановился.
- Что тебе нужно? – прокричал ему вниз Сергей Павлович.
- У меня есть к вам предложение. – с леденящим душу спокойствием в голосе ответил Денис. – Предложение, которое позволит вам сохранить свои жалкие жизни. Впустите меня, генерал, не бойтесь. Как видите, я пришёл к вам один. Если бы я хотел навредить вам, то привёл бы сюда несколько миллионов наших одичавших собратьев.
Генерал минутку посовещался со своими помощниками, а потом отдал приказ открыть ворота.

Спустя несколько минут Денис шёл по длинным коридорам ФСБ в кабинет генерала, окружённый десятком солдат с автоматами, хотя оружие это они держали как-то вяло и не уверенно, хорошо понимая, что если Денис атакует их, то автоматы помогут очень мало.
Я наблюдал за всем этим издалека, стараясь не показываться Денису на глаза, а сам думал – какую небывалую уверенность сейчас ощущает этот монстр, имеющий обличие и память нашего Dedroita, но в остальном ничем на него не похожий. Ещё вчера он истекал кровью, а сейчас вышагивает без малейшей царапины – одно это вселяло ужас. Сильный, неуязвимый, быстрый и ловкий – он, должно быть, чувствовал себя Богом.
Как оказалось, Денис был ещё и не в меру глазастый. Перед самым кабинетом Сергея Павловича он остановился и, указав на меня рукой, сказал:
- Он и Женя тоже должны быть на переговорах.
Нам пришлось подчиниться, хотя ноги у меня сразу стали ватными, а настроение на душе было такое будто бы это наш последний день на земле.

В кабинете генерал сел за свой стол, его помощники сели рядом, Денис сел напротив генерала, а мы с Женей были усажены посредине, что ещё больше усилило мой внутренний дискомфорт. Солдаты расположились вдоль стен, но Денис их, похоже, абсолютно не замечал. Он властно положил руку на стол и начал свою речь:
- И так, Сергей Павлович, давайте говорить откровенно. Вы проиграли – и вы это знаете. Думаю, вы уже получили радиоуведомление, что по всему миру мы начали атаку ваших укреплённых центров сопротивления. Их падение – только вопрос времени, хотя половина ваших баз уже уничтожена и это только в первые часы атаки. Вы человек военный, и отлично понимаете, что человечество не сможет выстоять против нового типа людей, которое властно берёт правление в свои руки.
- Ближе к делу. – отмахнулся от денисовских угроз генерал. – Что Вы хотите от нас? Почему Вы пришли к нам с перемирием, а не атаковали как всех?
- Мне нужны эти два человека. – Денис указал рукой на нас, и моё сердце, похоже, остановилось на целую минуту. Знаете, крайне неприятно быть в ситуации, когда ты ничего не можешь контролировать, и вся твоя дальнейшая судьба полностью зависит от решений других людей.
- Отдайте мне Сашу и Женю, - продолжал тем временем Денис. – и я обещаю, что вы, все, кто есть на этой базе, будете жить здесь до тех пор, пока сами собой не умрёте от старости. Никто не коснётся вас – это моё слово. Слово человека новой эры.
Да уж, новый Dedroit был до крайности патетичен, чего не скажешь про былого Дениса.
- А можем ли мы узнать, зачем вам эти двое? – осторожно спросил один из помощников Сергея Павловича.
- Если вам это так интересно. – пожал плечами Денис. – Мне нечего таить, вы всё равно обречены в виду нашего неоспоримого численного и физического превосходства. Вся суть в том, что эти люди несут в себе уникальные антитела, способные уничтожать так называемый «дикий» штамм свиного гриппа. Именно этот штамм получил наибольшее распространение по всему миру, превратив 95% населения в тупых зомби. Но был среди вирусов и иной штамм, более доработанный. Именно из него появились первые из нас, люди новой эры. Мы оценили все преимущества свершившейся трансформации и доработали вирус. Результат сидит перед вами.
При этих словах Денис нескромно откинулся на спинку стула, демонстрируя себя.
- Мы – вовсе не кровожадные чудовища, генерал. – продолжил Денис. – Мы видим будущее земли в полномасштабном перерождении человеческой расы, перерождении в таких, как я – сильных, ловких, практически неуязвимых, со способностью быстрой саморегенерации, и, самое главное – использующих свой головной мозг не на 10%, как вы, а на 57, и это далеко не предел! Это шаг вперёд, эволюция, если хотите. Но, как я уже сказал, 95% населения стали просто животными. Однако появление – ожидаемое нами появление – людей с врождённым иммунитетом к свиному гриппу, даёт нам возможность сначала исцелить этих несчастных, а затем вновь заразить их вирусом – но на этот раз уже нашим, доработанным. Мы, конечно, можем обойтись и без этого. Мы можем перебить этих несчастных больных монстров, усеяв планету трупами, а потом заново заселять Землю, но подумайте сколько жизней Вы сможете спасти, пожертвовав всего лишь двумя жалкими особями, от которых вашей группе пользы – ноль. Именно поэтому мы приняли решение сделать вам уникальное предложение, которое не было предложено больше никому на всей планете – жизнь до старости в пределах этого здания. Или же, как вариант, мы выделим вам колонию за городом, чтобы вы могли заниматься земледелием. Решение за вами.

Денис сложил руки на груди и ожидающе уставился на Сергея Павловича. В этом же направлении устремили свои взоры и все мы – адъютанты, я и Женя, а так же солдаты. Сергей Павлович задумчиво потёр подбородок:
- 57% говоришь? Новый виток эволюции, говоришь? Ферма за городом, значит? Забавно…
Я увидел, как Денис слегка напрягся. Он вдруг ощутил, что что-то идёт не так.
Сергей Павлович встал и прошёлся туда-сюда:
- Оно, конечно, весьма занятно, прожить где-то до старости, но только вот ведь, понимаешь, какая штука – не обучен я этому. Не могу вот так вот просто предать человечество. Хотелось бы, честно, но, боюсь, совесть замучит.
- Генерал, - подался вперёд Денис. – если Вы замышляете напасть на меня и для этого затеяли эти свои разговорчики, то бросьте эту идею. Я перебью вас здесь всех, если только кто-то из солдат не увешался динамитом, с целью забрать нас всех на небеса. Принимайте предложение и живите, иначе мы не оставим здесь камня на камне.
- Что Вы, друг, - генерал остановился и развёл руки в стороны. – здесь никто не будет в Вас стрелять и тем более взрывать. Мы уже получили хороший урок, который Вы преподали нам вчера. Вы ведь не считаете, что эти погоны мне дали просто так, а на деле я просто старый дурак, ничего не смыслящий в военном деле?
Денис привстал и как-то немного затравленно осмотрелся. Уверенность генерала его пугала, но он всё ещё полагал надежду на своё физическое превосходство. Неожиданно улыбка слетела с лица Сергея Павловича:
- Ладно, хватит трёпа. Давайте, парни!

В следующую секунду два десятка тонких и блестящих проводов вырвались из электрошокеров, невесть откуда взявшихся в руках солдат, и вонзились в тело Дениса! Конвульсии страшной силы сотрясли тело Dedroita, и он упал на пол, не в силах управлять своими мышцами. Его глаза светились яростным огнём бессилия и злобы, однако плоть не подчинялась ему, управляемая мощными разрядами электротока. Словно по команде, в кабинет вбежало несколько человек в специальных костюмах и замкнули на Денисе мощные стальные пояса, какие я раньше видел только в анимешных мультиках. После этого электрошокеры были отключены, а Денис, чуть отдышавшись, злобно прошипел:
- Чего ты добиваешься, старик? Если через час я не выйду отсюда, то вашу базу сравняют с землёй. Никто не станет спасать меня одного, общественное дело превыше всего.
- Ага, так значит у нас есть один час? – переспросил Сергей Павлович. – Отлично, думаю, что мы успеем.
И, махнув рукой столпившимся в кабинете военным, генерал отдал приказ:
- Тащите его в лабораторию.


Солдаты вытащили скованного Дениса из кабинета и потащили на третий этаж, в лабораторию. Я, вместе с Женей и генералом, последовали за ними.
Вокруг нас, и по всему зданию, царило крайне организованное движение. Люди разбирали обмундирование, проверяли оружие, получали боеприпасы и сухие пайки, укрепляли свои боевые позиции. На стенах забора ФСБ так же творилась упорядоченная суматоха – расчехлялись установленные там крупнокалиберные пулемёты, выкатывались миномёты. Все готовились к атаке, и у меня сложилось впечатление, что только один я здесь пребываю не в курсе событий.

Дениса втащили в палату, примотали к кушетке толстенными кожаными ремнями, и врач сделал ему внутривенный укол. Денис взревел так, что мне немного заложило ухо, и рванулся с такой силой, что кушетка, к которой его привязали, подскочила высоко в воздух и рухнула набок, переломившись при этом надвое.
- Что вы с ним делаете? – спросил Женя у Сергея Павловича.
- Лечим. – сухо ответил генерал и взволнованно посмотрел на часы. – У нас крайне мало времени.

Мы стояли возле Дениса, который валялся на полу, примотанный к сломанной кушетке, и смотрели как он корчиться от боли, как вдруг в палату вошёл Дима – в бронежилете, в каске и автоматом в руках.
- Вызывали? – не совсем по-военному спросил он у генерала.
- Да. – генерал махнул нам рукой следовать за ним и вывел меня, Диму и Женю в соседнюю комнату, где крики Дениса не заглушали бы его слов.
Мы сели на старенькие стульчики, а генерал стал напротив нас рядышком, посмотрел на нашу троицу как-то по-особому добро, я бы даже сказал по-отцовски, и сказал:
- Вот что, ребята, слушайте меня внимательно. – генерал минутку помолчал, явно собираясь с мыслями, а потом продолжил. – Из твоей крови, Александр, мы смогли синтезировать лекарство, излечивающее свиной грипп. Это было вовсе не сложно, настоящая сложность заключается в другом – свино-монстры, благодаря нашему другу номер 302, вашему Денису, знают какой мощный козырь попал к нам в руки. Сегодня утром они начали крупномасштабное наступление на наши базы по все планете. Мелкие центры были уничтожены сразу, крупные продержаться несколько дней. Времени у нас нет, нужно действовать прямо сейчас.
Мы, втроём, притихли и как-то плотнее сдвинулись друг к другу. То, к чему подводил свой разговор генерал, уже мне не нравилось.
- Мы не ставим перед собой задачу выжить. – продолжал тем временем Сергей Павлович. – Наша цель в другом – распространить созданный вирус среди свино-людей, чтобы вылечить человечество и вернуть его к нормальной жизни. Вирус гриппа крайне не устойчив в открытой среде и поэтому идею опрыскивания или любого иного открытого распространения вируса среди больных мы отбросили сразу. Однако наше внимание привлёк ваш рассказ о тепловых инкубаторах свино-людей. Решением Всемирного Центра Сопротивления Эпидемии на вас возлагается задача по доставке вируса в ближайший к нам инкубатор – в Санкт-Петербург. Доставив вирус туда, вы обозначите место радиомаяком, и в данную точку будет нанесён точечный маломощный ядерный удар из базы, расположение которой свино-монстрам не известно. Технология свино-людей сработает против них же самих – в считанные секунды весь Петербург и прилегающие к нему районы будут заражены нашим штаммом, и все находящиеся там люди исцеляться. Далее всё станет намного проще, ведь насколько я понял из ваших рассказов, после излечения свино-монстр сохраняет на некоторый срок свою способность отпугивать диких монстров. С этой целью мы сейчас производим лечение вашего приятеля Дениса – это обеспечит вам беспрепятственное продвижение по стране. Кроме того, способность ощущать этих тварей убережёт вас от разумной разновидности чудовищ. Вообщем, как видите, вы как никто другой идеально подходите для данного задания – двое с даром отпугивания, если способность Евгения не угаснет окончательно в ближайшие пару-тройку дней, один с врождённым иммунитетом, а ещё я посылаю с вами вашего четвёртого приятеля, Дмитрия.
При этих словах Дима слегка осунулся и поёрзал на стуле. Было видно, что он не до конца уверен в том, что следовать с нами через кишащую монстрами страну лучше, чем остаться здесь и принять бой.
- Я мог бы послать на это задание своих самых лучших бойцов, - разъяснял нам генерал. – но сила и боевая подготовка здесь не решают ровным счётом ничего. Открытую схватку со свино-монстром не выдержит даже самый подготовленный спецназовец. Кроме того, мне очень важно, чтобы вы доверяли друг другу. Дружба, поддержка и взаимовыручка – вот ваше истинное оружие, ребята, помните это. Именно поэтому я посылаю вас, четверых. Для нас сейчас очень важно, чтобы Денис пришёл в себя до того, как нас атакуют. Вопросы есть?
Мы все немного помолчали, а потом Дима нерешительно подал голос:
- А что будет со всеми вами, генерал?
- Мы будем удерживать монстров, и отвлекать их на себя столько, сколько сможем. – как-то мрачно и отрешённо сказал Сергей Павлович.  – Это всё, чем мы сможем вам помочь. Если наш план с Денисом сработает, то диких тварей вам можно будет не бояться, но я боюсь, что разумные свины организуют за вами погоню. Поэтому уходить будете через секретный подземный ход, который был прокопан моими самыми проверенными людьми в полной тайне. Ход выведет вас на одну из станций метро за пол-километра отсюда. Дальше действуйте по ситуации. Ещё вопросы?
Никто из нас не придумал, что бы ещё такого спросить, чтобы слова генерала хоть на время отвлекли нас от мыслей о том ужасе, который нам предстоял.

Когда мы вернулись к Денису, то он уже не кричал, а лежал в беспамятстве и что-то тихонько бормотал про маму и баг с Добаром. И тут по всему зданию разлился протяжный вой сирены! Мы бросились к окну и увидели – со всех сторон, изо всех переулков и улиц, на нас шли свино-люди. Не сотни, не тысячи и даже не десятки тысяч – сотни тысяч, а то и миллионы озлоблённых, истекающих кровью и гноем монстров. Создавалось впечатление, что вся Москва стянулась сюда, к нашему скромному зданию ФСБ, где нашли свой приют последние представители человеческой цивилизации. Генерал убежал на свой пост, а мы остались возле Дениса, который никак не приходил в себя, и с ужасом смотрели, как необозримая волна диких свино-тварей приближается к нашей хрупкой крепости.


Время уже было позднее, и Геннадий, молодой лейтенант, оставшийся в палате с нами, чтобы наблюдать за Денисом и обеспечить наш уход, когда он придёт в себя, включил свет, но Дима попросил его выключить:
- Ничего не видно.
Мы все столпились у окон и словно завороженные смотрели на то, как монстры приближаются к стенам ФСБ. На стенах, по команде Сергея Павловича, зажглись мощные прожектора, и местность вокруг осветилась ослепительно белым светом.
- Сейчас начнётся. – тихо сказал себе под нос Геннадий, но мы все услышали это.

В таком вот выжидающем оцепенении мы стояли около пяти минут, пока свино-монстры подбирались поближе, а потом громкий голос генерала разлетелся по всей территории нашей маленькой базы выживших:
- Огонь!
В следующую же секунду наш оглушил громогласный залп пулемётов, одновременно застрочивший в приближающегося врага. Секундой позже раздались приглушенные хлопки миномётов и несколько мощных взрывов нарушили целостность рядов атакующих.
В ярком свете прожекторов я видел, как пулемётные очереди рвали на части свинов, отбрасывая их назад, отрывая им руки, ноги, головы, выворачивая наизнанку их внутренности и забрызгивая прогнившей кровью землю и находящихся рядом монстров. Однако это очень мало задерживало тварей. Если им отрывало ноги, то они ползли на руках; если отрывало руки – закрывали собой остальных, впитывая в своё мёртвое и разлагающееся тело наши весьма ограниченные боеприпасы. Свины с оторванной головой падали на землю, но потом подымались и начинали бесцельно блуждать по округе, пока толпа не подхватывала их и не задавала им направление движения на нас. Преодолевая безумный шквал огня свино-люди приближались всё ближе и ближе, и только те, кого разрывало взрывом на кусочки, находили наконец вечное успокоение.
Вскорее в дикую какофонию выстрелов и поросячьего визга, приплюсовались и выстрелы ручных пулемётов. Это означало, что монстры подобрались к стенам здания…
Дима, стоящий рядом, толкнул меня в бок и кивком головы показал вверх. Я посмотрел туда и увидел, что из нашего окошка видно угол крыши выдающейся части здания. Там стоял Сергей Павлович, с прибором ночного видения, и всматривался куда-то вдаль. Стоящий рядом военный что-то подсказывал генералу. Сергей Павлович согласно покивал головой и отдал какой-то приказ. Через минуту на крыше оказался один из снайперов, с переносным зенитно-ракетным комплексом «Игла» в руках. Он старательно прицелился и послал ракету куда-то вдаль. Мощный взрыв прогремел за пару километров от нас – и атака тут же захлебнулась.
- Бр-р-р-р! – встрепенулся всем телом Женя.
- Что такое? – спросил я у него.
- Они только что взорвали группку разумных свинов. – пояснил Женя. – Я почувствовал это, почувствовал всем своим телом, словно взорвали меня..
- Управляющая группа свинов? – переспросил Геннадий. – Я всегда знал, что так оно и есть! Я знал это, знал! Теперь они на какое-то время остановятся.

И это было правдой. Свины на самом деле перестали атаковать нас с былой организованностью. Если ранее они проявляли какие-то признаки сознания, прикрываясь от выстрелов телами раненных, то теперь все монстры бесцельно атаковали нашу стену, не только не помогая друг другу, но ещё и мешая.
- Это не продлиться долго. – Дима как всегда был полон пессимизма. – Мы просто выиграли немного времени, сейчас атака возобновиться.

Денис всё ещё лежал в бреду. Я подошёл к нему, чтобы глянуть как он. Неожиданно Денис открыл глаза, дёрнулся в мою сторону и, глядя сквозь меня красными воспалёнными глазами, взволнованно прошептал:
- Аластер! Не верь Верадесу! Не верь ему, не верь, беги… - и снова провалился в сон.
- Как он? – спросил подошедший Дима.
- Вспоминает наши старые работы – Сагу, Глобал. – пояснил я. – Занятно, что именно модострой стал объектом его бреда, а не что-то другое.
Дима хотел что-то на это возразить, но тут Женя крикнул нам:
- Скорее, сюда!

Свино-люди перестали хаотично слоняться под стенами и вновь стали объединяться в единую армию. Плотным кольцом они окружили ФСБ и стали карабкаться друг на дружку, чтобы залезть на ограждение.
Преисполненный отчаяния я смотрел на эту озлоблённую массу чудовищ и вдруг взор мой выхватил в толпе фигуру свина, не похожего на остальных. Сомнений быть не могло – свино-люди быстро учли свой просчёт и больше не создавали управляющего штаба на каком-то одном заданном месте. Вместо этого они рассеялись среди подвластных им монстров и управляли ними изнутри толпы, если можно так сказать. Пулемёты строчили без умолку, поливая безумную армию свинцовым дождём, миномёты не останавливались ни на мгновение, взрывы и яркие вспышки сигнальных ракет то тут, то там освещали необозримую массу тел, напирающую на нас – но твари подбирались всё ближе и ближе, и вот уже первые из них начали заползать на стены забора. Отряды солдат, вооружённых мечами, выступили вперёд и бросились в бой, кромсая чудовищ на куски своими остро наточенными клинками. На моих глазах один из бойцов отрубил головы двум свино-людям, а потом был сброшен вниз, в толпу тварей, подкравшимся сзади третьим свином. Пулемёты левого крыла неожиданно замолчали и оттуда стали доносится истошные вопли умирающих солдат.
Генерал по-прежнему стоял на крыше и отдавал приказы. Он что-то показывал снайперам в толпе свинов, и хоть я так и не узнал так ли это точно, но я уверен, что Сергей Павлович приказывал своим людям выискивать и отстреливать в толпе разумных свинов потому, что спустя минут десять после ухода снайперов прогремело сразу три выстрела из «Иглы», и после этого у нас получилось отбить назад левое крыло.

Мы стояли у окна, Денис лежал на кушетке – и мы понятия не имели как долго ещё всё это продлится. Геннадий заметно нервничал. Он поминутно бегал смотреть на Дениса и искусал себе в кровь все губы. Мечникам, тем временем, удалось отбить первую атаку и очистить стены от тварей. Несколько солдат с огнемётами на плечах поливали пламенем нагромождающиеся кучи монстров внизу забора, и кучи после этого довольно быстро разваливались, делая невозможным подъём наверх прочим напирающим сзади свинам. Так захлебнулась и вторая атака.

На какое-то время установилось затишье. Свины злобно хрюкали на кольцо пламени, которое окружило ФСБ, но не атаковали.
- Какого чёрта они выжидают? – занервничал Геннадий. – Когда они атаковали нас ранее, то не останавливались ни на мгновение.
А потом, немного подумав, добавил:
- Правда, раньше их никогда не было…так много….

Очень скоро мы узнали чего именно ожидали монстры. Вдалеке зажглись фары и прямо на нас, сквозь расступающиеся ряды свино-людей, мчал грузовик! Женя вдруг выбежал в коридор и секунд через десять примчался назад взволнованный и раскрасневшийся:
- Они едут со всех сторон!
Да, когда мы выглянули из окон, выходящих на другую сторону, мы увидели, что на нас мчало ещё несколько штук грузовиков. Они на огромной скорости неслись прямо на нас, явно собираясь протаранить забор. Откуда-то с крыши раздался залп – и ракета «Иглы» угодила прямо в одну из этих адских машин. Неожиданно мощный взрыв озарил на короткое мгновение всю округу, разбросав толпившихся неподалёку свинов на многие метры вокруг.
Машины были нашпигованы взрывчаткой!!!
Ещё два выстрела подбили две другие машины, но их было слишком много, и они ехали со всех сторон, а у нас было всего три «Иглы». Генерал скомандовал отступление и люди ринулись с забора прочь в здание.

Первый грузовик врезался в забор на стороне, противоположной палате, где лежал Денис. Чудовищный взрыв на куски разнёс каменную стену, а взрывная волна вышибла все окна. Несколько кирпичей залетело и к нам в окно, но ни в кого не попали, к счастью. В образовавшийся проём, со злобным повизгиванием, ринулись орды свино-людей. Ещё два взрыва прогремели справа, потом один слева. Коридоры наполнились шумом – люди вбегали в здание и занимали боевые позиции.
Мы вернулись в палату и буквально тут же туда заскочил генерал:
- Ну как он? – спросил Сергей Павлович, кивая на Дениса.
- Пока ещё никак. – ответил Геннадий. – Хотя бредить перестал.
- Берите его на носилки и уводи их через подвал к проходу. – отдал приказ генерал. – Через минуту здесь начнётся ад.
Мощный взрыв откуда-то справа потряс здание, и свет тут же погас. Пришлось включить ручные фонарики.
- Скорее. – подогнал нас генерал, а потом остановился, обвёл всех нас взглядом, словно прощаясь, и добавил. – Мы рассчитываем на вас, парни. Сделайте то, что должны.
На этих словах он вышел из палаты и больше мы его не видели…

Мы переложили Дениса на носилки и быстро спустились в подвал. Где-то далеко, возле главного входа, на первом этаже, были слышны крики и звуки беспорядочной пальбы. По-видимому, это свины пытались прорваться в коридоры ФСБ.
Геннадий отпер массивную металлическую дверь в конце подвала и за ней мы увидели добротный, свежепрорытый, и даже отчасти укреплённый проход. Геннадий перед

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Длинный металлический ящик и правда стоял там, где сказал Геннадий. Мы опустили носилки с Денисом на пол, я подошёл к ящику, оказавшись повёрнутым спиной к Диме и Жене, несколько раз пожал плечами и не очень удачно копируя ГГ из Готики произнёс: «Я не умею открывать замки отмычкой». Дима и Женя пырснули от смеха – настолько неожиданно это было.
- Дай я попробую. – подскочил к ящику Женя.
Он стал вплотную к нашему «сундуку», тоже пожал плечами и сказал: «Здесь бы пригодилась отмычка».
- Давай ты, Дима. - отошёл в сторону Женя. – На тебя вся надежда.
Дима подошёл к ящику с видом человека думающего «Ну что ещё за глупости вы придумали?», присел на одно колено, что-то там покрутил, потом вскочил и сердито сказал: «Чёрт, всё сначала!». Потом он снова присел и таки открыл наш многострадальный ящик.

Эта небольшое дураковаляние слегка разрядило атмосферу и помогло нам чуть более оптимистично взглянуть на происходящее. Всё таки юмор – великая вещь.

Генерал положил нам четыре добротных клинка, наточенных остро как бритва, четыре автомата АК-9, с лазерными прицелами и подствольными гранатомётами, четыре кевларовых бронекостюма, немного чистой питьевой воды, сухие пайки, а ещё какой-то оригинал сунул нам туда январский выпуск Плейбоя, который Женя сразу же забрал себе, хотя у меня тоже были определённые виды на девчонку с обложки
.
Мы быстро экипировались и отправились в путь.
Выход из туннеля был заперт массивной бронированной дверью. Ключ висел рядышком на куске арматуры, торчащей из стены. Мы положили Дениса у себя за спиной, Дима и Женя заняли боевую позицию сзади, а я тихонько отпер дверь.
За дверью оказалось пусто. Проём выходил в ветку подземки, и здесь были только слегка припорошенные пылью рельсы да пара крыс, быстро убежавших, завидев нас. Свинолюдей не было, и мы облегчённо вздохнули. Подняв Дениса, мы направились в указанном нам направлении, ориентируясь по карте подземки, которую нам тоже положили в сундук.
Очень скоро мы добрались до одной из посадочных площадок метро. Осторожно подкравшись, мы осмотрели её, но свинов и здесь не было – только полуразложившиеся и частично объеденные остатки мёртвых людей, следы паники и засохшая кровь повсюду, куда только видел глаз. Похоже, что весь живой состав монстров сейчас атаковал ФСБ. Это было нам на руку.
Дима предложил не подыматься на поверхность, где всё равно все дороги были заблокированы, а двигаться по колеи дальше, чтобы не наткнутся наверху на каких-то случайных свинов, которых, судя по всему, подземка привлекала мало. Так мы и сделали.

Шли мы долго, даже очень долго. От носилок страшно ныли руки, хоть мы и сменяли друг дружку каждые 15 минут. Где-то к утру мы пришли на конечную, откуда планировали подыматься наверх, чтобы отыскать там какой-нибудь транспорт. Вытащив носилки на площадку, мы подняли их и отправились к неработающему эскалатору, как вдруг сзади нас раздалось угрожающее хрюкание! Не знаю как у кого, а у меня от этого звука сразу похолодело внутри.
Резко обернувшись, мы увидели, как из разбитого магазинчика на четвереньках выползает дикий свин, с выбитым, частично прогнившим левым глазом. Его уцелевший свиной глаз смотрел на нас взглядом дико изголодавшейся твари, и ничего хорошего этот взгляд для нашей маленькой компани не сулил.
Мгновенно сориентировавшись, мы опустили Дениса на пол и закрыли его своими телами, приготовившись оборонятся.
- Попробуем обойтись без стрельбы. – сказал я парням. – Если он тут не один, и мы привлечём остальных тварей сюда звуками выстрелов, то ничем хорошим для нас это не закончится.
Дима и Женя согласно кивнули, крепко ухватившись за рукоятки клинков.
Монстр, со звериной осторожностью, смотрел на нашу троицу и злобно похрюкивал. Однако он не боялся нас, и я сделал вывод, что Женина способность пугать тварей покинула его окончательно. А ещё меня настораживало, что присутствие Дениса не пугало тварь. Когда Женя лежал без сознания в заброшенном доме, то монстры не вели себя так нагло…
И тут свин решительно выпрямился и бросился в атаку! Сильным прыжком он преодолел сразу почти десять метров и бросился на Диму. Дима увернулся и ударил тварь мечом, но промахнулся - лезвие скользнуло по черепу молниеносно двигающегося свина и нисколько ему не повредило. Резко развернувшись, свин снова атаковал Диму. Женя умудрился вогнать свой меч в монстра прямо в прыжке, но меч застрял у того между рёбер, и Женя грохнулся на пол, увлечённый инерцией движения твари. Меч выскользнул у него из рук, и так и остался торчать в теле свина. Монстр отскочил от нас, вырвал меч из своего бока, залив пол чёрной кровью, отбросил его далеко в сторону, и снова атаковал – на этот раз меня. Увернувшись от чёрных когтей свина, я ударил его мечом сзади, целясь по шее, но тоже промахнулся и рубанул по лопаткам. Кровь брызнула во все стороны, послышался звук ломающейся кости. Удар был мощный, я вкладывал в него все свои силы, и свин, хоть и не лишился головы, но упал на пол. Дима подпрыгнул к нему и вогнал свой меч свину прямо в голову, проломив череп насквозь. Я же рубанул по ноге монстра что было сил и к своему удивлению отсёк её, хотя и сам не ожидал такого. Вслед за этим Дима выдернул меч и сильным ударом отрубил твари голову. Искромсанное тело твари корёжилось на полу, не в силах подняться, а откатившаяся голова сверкала на нас злобным взглядом.
- Жесть. – только и сказал Женя, поднявшись с полу и отправившись за своим мечом.
Мы же с Димой ничего не говорили, а просто тяжело дышали. Это махание клинками так утомляет, скажу я вам, лучше любой тренировки. Женя поднял свой клинок и вытирал его от крови о штаны лежащего рядом трупа, как вдруг Евгений подскочил и голосом полным страха и тревоги прокричал:
- Сашка! Сзади!
Повинуясь больше инстинктам, нежели разуму, я отпрыгнул в сторону и окровавленная лапа свино-человека схватила воздух, а не мою голову. Как эта тварь подкралась к нам так тихо, и откуда он вообще взялся – не понимаю.
Свин двигался быстро, с потрясающей и просто неимоверной ловкостью. Не успел я отпрыгнуть, как вторая его рука ударила меня в грудь, пытаясь впиться когтями в мою плоть, но кевлар погасил силу удара. Дима взмахнул мечом, однако монстр ловко увернулся и отпрыгнул на метр от нас. О, не верьте рассказам будто дикие свино-люди тупы и ничего не понимают. На своём уровне они очень умны и быстро делают необходимые выводы. По всей видимости эта вторая тварь видела как мы разделались с первой, и теперь держалась от клинков подальше, не игнорируя наше оружие, как делал первый свино-человек.
Подоспевший на помощь Женя попытался рубануть свина по плечу, но тот неуловимо быстро юркнул в сторону, схватил Женю за руку и швырнул его через весь зал. Женя пролетел по воздуху добрых семь метров, с силой ударился о стену, разбив собою мраморную плитку, и бесчувственно рухнул на пол. Отбросив всякую осторожность Дима схватил свой автомат и дал по свину длинную очередь. Свин, словно в него никто и не стрелял, подпрыгнул к Диме вырвал у него из рук автомат, отшвырнул оружие в сторону, а самого Диму с силой ударил в грудь. Дима отлетел на несколько метров и плашмя упал на пол.
После этого монстр повернулся ко мне и наши глаза встретились. В его маленьких свиных глазках не было злобы или ненависти – только голод, и ничего больше. Я отбросил прочь свой бесполезный меч и навёл на монстра автомат. Именно сейчас, как никогда остро, я ощутил, что судьба всего мира зависит от правильности и точности моих действий. Последняя надежда умирающего человечества зависела от исхода случайной стычки с самой обыкновенной дикой тварью.
За моей спиной лежал на носилках Денис, справа лежало тело Евгения, не подающее признаков жизни, а слева корчился от боли и нехватки воздуха Дмитрий. Я остался один и теперь мог рассчитывать только на самого себя….

Тварь напротив кровожадно хрюкнула и стремительно бросилась в атаку!


Издавая голодное повизгивание монстр летел на меня во весь опор. Я дал по нему длинную очередь, целясь в голову, и несколько раз даже попал потому, что боковую часть черепа твари снесло напрочь, но это ни капельки его не замедлило. Стремительно приближаясь ко мне, свино-человек выпустил порцию чёрной голодной слюны и протянул вперёд свои страшные, наполненные нечеловеческой силой руки. Вся жизнь промчалась у меня перед глазами в один момент, и на каком-то уровне я уже распрощался с жизнью, как вдруг произошло нечто странное. Глаза свино-монстра внезапно распахнулись так широко, что стали похожи на два небольших блюдца, а лицо исказилось неимоверным ужасом. Этот ужас был настолько велик, что монстру перехватило дыхание, и он захрипел, словно все демоны ада явились по его пропавшую душу.
Изо всех пытаясь затормозить, свин врезался в меня и чуть не сбил с ног, но при этом он не стал нападать, а наоборот, жалобно замахал на меня руками, разбрызгивая вокруг кровь и гной, а потом, с жалобным кувиканием, бросился прочь, в подземку. В полном недоумении я стоял и смотрел, как он прыгает на рельсы и мчится вглубь по тоннелю, откуда только что пришли мы, как вдруг сзади раздался слабый голос:
- Что… Что произошло? Где я?
Конечно же, мне стоило понять это сразу – Денис очнулся, и почему-то именно с приходом в сознание он обрёл свой чудесный дар отпугивать свино-монстров. Это его так испугалась дикая тварь, атаковавшая меня. Почему дикие свины так панически боялись разумных, и почему эти последние имели над ними такую неограниченную власть – ответа на этот вопрос я так и не узнал, но именно это их свойство спасло мне тогда жизнь, не позволив стать ранним завтраком для дикой твари.
Денис стоял и удивлённо осматривал всё вокруг. Однако, похоже, что он не утратил память о своём свином бытии, как это было с Евгением, просто память возвращалась к нему постепенно. Денис посмотрел на тело Жени, на Диму, лежащего в отдалении, а потом взглянул на меня и спросил, словно вспоминая вдруг что-то давно-давно забытое:
- Саша? Это ты? А я…. – воспоминания нахлынули на Дениса безудержным потоком, и ноги его подкосились сами собой.
Денис, сидя на забрызганном кровью полу, вытянул перед собой свои руки и с ужасом смотрел на них:
- Я… я… Я был… Господи, что же я натворил!
Глазами, полными невыносимой боли и отчаяния, со слезами глубочайшего искреннего раскаяния, Денис взглянул на меня и спросил:
- Саша, что мне теперь делать?
Меня тревожили Женя и Дима, лежащие рядышком без сознания, но я понимал, что если я прямо здесь и сейчас не помогу Денису разрешить возникшую перед ним моральную проблему, то в дальнейшем он превратится в бесполезную обузу, не несущую ровным счётом никакой пользы, кроме своего дара отпугивать свинов.
Я подошёл к Денису, присел рядом с ним, положил свои руки ему на плечи, заставив смотреть мне в глаза, и сказал ему тихим и умиротворяющим голосом:
- Послушай меня, Денис. Послушай. Да, это правда, ты был свино-монстром. И, будучи свином, ты убил много ни в чём неповинных людей. Но ты не можешь корить за это СЕБЯ, слышишь?
Денис смотрел на меня глазами, в которых явственно читалось «Чтобы ты там мне не рассказывал, а руки мои всё равно запятнаны кровью», но я ждал этого, и такая реакция не стала для меня сюрпризом. Я только крепче сжал плечи Дениса и продолжил ещё более спокойным и очень проникновенным голосом:
- Ты был болен, болен страшной болезнью, которой просто не мог противостоять, и здесь нет твоей вины. Ты не можешь винить себя за то, что не смог одолеть инфекцию всего лишь силой своей воли. Здесь нет твоей вины, слышишь меня?
Денис кивнул, однако я не отпускал его:
- Денис! – я крепко держал его и не давал шевельнуться, приковав к месту. – Здесь нет твоей вины!
- Да, да, я понял. – Денис попробовал неудачно освободиться, но я снова удержал его.
- Здесь нет твоей вины, понимаешь? Ты ни в чём не виноват. – я смотрел Денису прямо в глаза, хоть он и старался отвести свой взор в сторону. – Ты ни в чём не виноват. Ты ни в чём не виноват. Ты ни в чём не виноват!
Денис дёрнулся ещё сильнее, но я снова удержал его:
- Не укоряй себя. Ты не виноват в том, что случилось. Ты в этом не виноват. Услышь меня, Денис, услышь! – при этих словах я сильно встряхнул Дениса. – ТЫ! В ЭТОМ! НЕ! ВИНОВАТ!
- Я знаю, но…-  Денис вырвался из моих рук, но я снова поймал его и заставил опять смотреть на себя.
- Ты ни в чём не виноват! – я говорил это всё громче и громче. - Ты ни в чём не виноват!! Ты ни в чём не виноват!!!!
ТЫ НИ В ЧЁМ НЕ ВИНОВАТ!!!!
На этих последних словах, которые я фактически прокричал в лицо Дениса, я размахнулся и отвесил ему увесистую пощёчину, имеющую целью вывести Дениса из душевного ступора, в который он стремительно погружался. Именно эта пощёчина окончательно сломила круговую защиту Денисовского стремления к самобичевании. Слёзы брызнули из его глаз, и Денис вдруг разрыдался навзрыд тем чистым и очистительным плачем, который смывает с души всю боль и страдания, без остатка, сколь тяжкий груз не лежал бы на ней.

Вот так мы и разрешили проблему Денисовского исцеления, однако, позже я задумался над тем, что же будет со всеми теми больными, которых мы собираемся вылечить в Санкт-Петербурге? Кто поможет всем им?

Дениса нужно было чем-то занять, чтобы мысли не роились в его голове, и я указал ему на Женю:
- Осмотри его. А я пока гляну на Диму.
Денис согласно кивнул, вытер с лица остатки слёз и направился к телу Евгения. Я же подошёл к Диме, и тут-то я и увидел, что Дима не дышит! Страх охватил меня, боязнь непоправимого заставила вновь похолодеть спину и затрястись руки, но я быстро овладел собой. Присев на колени, я быстро освободил Диму от бронежилета и увидел огромный синяк на всю грудную клетку. Видимо именно от сильнейшего удара свина у Димы остановилось сердце. Не медля ни мгновения, я стал делать ему искусственный массаж сердца и искусственное дыхание методом рот в рот.
- Женя жив.-  раздался позади голос Дениса. – Только ударился сильно, но он успел в полёте сгруппироваться и пострадал очень мало.
«На одну проблему меньше» подумал я, однако существенно приободрить себя не получилось. Дима всё ещё не подавал признаков жизни, но я не оставлял своих усилий, крепко помня о том, что реанимационные меры следует применять в течение минимум 6 минут после полной остановки сердца. Денис с Женей тихо подошли сзади, опираясь друг на дружку, и молча наблюдали за тем, как я пытаюсь вернуть жизнь в тело нашего Дмитрия.
Мне показалось, что прошло несколько тысяч лет в этой страшной борьбе со смертью, как вдруг Дима глубоко вздохнул и, закашлявшись, застонал от боли. Денис и Женя подскочили к нему сзади и помогли приподняться, пока Дима окончательно придёт в себя.

Вот так вот наша маленькая компания выиграла свой первый бой, и это необычайно сильно сплотило нас. Дальнейшее продвижения стало простым и лёгким, благодаря тому, что Дениса больше не нужно было нести, и ещё потому, что дикие свины больше не могли приближаться к нам, страшась Дениса.
Мы поднялись на поверхность, нашли работоспособный полноприводной джип, и на нём поехали сквозь опустевшую и не подающую никаких признаков жизни Москву. Мир вокруг был мёртв и безлюден. Группки свино-людей разбегались от нашей машины, как только мы приближались к ним, а потом выползали на дорогу и долго смотрели нам в след своими свиными голодными глазами, не решаясь пуститься в погоню. Ехали мы почти молча, слишком утомлённые и потрясённые случившимся, чтобы разговаривать. Разве что Женя разок подколол меня за искусственное дыхание рот в рот, да Денис спросил нет ли у нас чего-нибудь поесть.
Дорога была ужасной, и продвигались мы очень медленно, проехав лишь четверть пути, когда настала ночь. Уставшие и измученные, мы припарковались у какого-то пустующего дома, вошли туда, и устроились там на ночь. В отдалении на нас поглядывали свино-люди, но я знал, что они не рискнут приблизиться, пока с нами Денис.
Парни заснули почти мгновенно, едва лишь их головы коснулись подушек. А я вот почему-то страдал бессонницей. По опыту зная, что пытаться уснуть при бессоннице это глупейшее занятие, я решил посидеть на улице, чтобы освежить голову и выждать, пока сон не придёт ко мне естественным путём. Осторожно, чтобы не разбудить никого, я вышел из нашей спальни, открыл двери в прихожую – и сердце моё остановилось от невыразимого ужаса, охватившего меня в одно мгновение от того невозможно-необъяснимого зрелища, что открылось передо мною.
Прямо передо мною, в прихожей, оборванные и источающие адское свиное зловонье, стояли трое диких свино-людей, с голодным видом жадно втягивающих воздух ноздрями и тихо перехрюкивающихся друг с другом!!!


Меня спасло то, что свины атаковали все вместе. Каждый из них стремился первым ухватить лакомую добычу, при этом изо всех сил стараясь оттолкнуть другого. Из-за этого свины немного застряли в дверях, и я успел отпрыгнуть от их страшных лап.
Я влетел в нашу спальню с громогласным криком «ТРЕВОГА!!!» и бросился к оружию. Дима подскочил на кровати сразу, словно и не спал вовсе, автомат мигом оказался у него в руках и он нацелил его на дверь, к которой, немилосердно друг дружку толкая, мчались свины. Женя сначала поднял голову, сонным взглядом осмотрел комнату, но уже через секунду смысл происходящего дошёл до него и Женя тут же вскочил на ноги, ухватившись за меч.
Всё это заняло от силы пару секунд, свины уже ломились в двери нашей спальни, и Дима дал по ним первую длинную очередь, оглушившую всех нас в нашей тесной спаленке, как тут, от звуков выстрелов, проснулся Денис. В тот же момент свины словно наткнулись на невидимую стену. Их обезображенные болезнью лица исказились тем же самым невероятным ужасом, что и морда свина в метро, а мгновение спустя они уже бежали из дому что было сил, жалобно кувикая и толкаясь. Монстры выскочили из дому и бросились прочь так, словно их преследовала сама Смерть.

- Что это было? – первым спросил Дима. – Почему свиночелы осмелились войти к нам? Разве их не должен был отпугнуть Денис?
- Мне кажется, я знаю в чём причина. – ответил я, постепенно складывая в своей голове два отдельных эпизода в единую цельную картину. – Всё дело как раз в Денисе.
- Как это понимать – в Денисе? – переспросил Женя.
- Его способность не действует, когда он не в сознании – вот такой у меня напрашивается вывод после того, как я дважды видел, как Денис отпугивал свинов.
- Но у меня было всё совсем иначе. – с недоверием покачал головой Женя. – Я распугивал этих тварей постоянно.
- Это да, - согласился я. – однако между тобой и Денисом есть отличия. Ты выздоравливал очень долго, а он встал на ноги быстро. Ты ничего не помнишь о прошлом, а Денис помнит всё. Ты не мог регенерироваться, когда был свином, а Денис мог, как я сам видел. Нет, Женя, между вами слишком много отличий, и я думаю, что именно они привели к такому вот неожиданному эффекту при выздоровлении.
- Я согласен с Сашей. – утвердительно кивнул головой Дима. – Как только Денис проснулся, свиночелы сразу потеряли всяческое желание атаковать нас. Это было слишком очевидное совпадение, чтобы его игнорировать. Ведь ещё секунду назад они слюнями истекали от предвкушения ужина.
- Парни, - вклинился вдруг в разговор Денис. – это всё хорошо, так а что мне теперь делать? Я не могу не спать, я и сейчас валюсь с ног.

Да, задача, внезапно возникшая перед нами, была явно не из лёгких. Мы сели кружком на кроватях и стали держать совет.
- Ну, абсолютно ясно, что не спать совсем Денис просто не сможет. – начал я наше маленькое собрание. – Спать ему тоже нельзя, это погубит всех нас.
- Ну почему нельзя? – не согласился со мной Женя. – Мы можем закрыться в каком-то укреплённом банке, с бронированными дверями и решётками на окнах, там выспаться, а потом, когда Денис проснётся, свины, даже если они и унюхают нас и соберутся под дверьми, разбегутся прочь.
- Да, конечно, - слегка укоризненным тоном ответил я Евгению. – это забавный план, но что мы будем делать если скопление диких свинов привлечёт к нам разумных?
Женя, вероятно не подумавший над таким вариантом развития событий, озадаченно почесал голову и пожал плечами.
- А как нам тогда вообще быть? – взволнованно спросил Денис. Ему совсем не улыбалась перспектива лишать себя сна на неопределённый промежуток времени.
- Мы могли бы дать ему выспаться на трассе. – подал идею Дима. – Пока мы будем ехать, он поспит немного.
- Они перекроют дорогу спереди, и мы окажемся в ловушке. – отверг я и эту идею. – Именно так меня и поймали под Киевом. И даже если среди них не окажется разумных свинов, то нам придётся потом разблокировать дорогу, а кто знает каких тяжестей эти чёртовы твари накидают туда, справимся ли мы. Нет, парни, у нас нет никакого иного выхода кроме как быстро, без сна и отдыха, пробираться в назначенный пункт. Пока Денис сможет держаться – мы будем двигаться. Если он уснёт, то нет никакой гарантии, что наша миссия не провалится.
Денис сокрушительно покачал головой, весь его вид говорил «Я этого не вынесу», однако вслух он не сказал ничего.
- Это очень жёстко, Саша. – сказал Дима. – Мы всё таки люди, а не роботы, нам нужен отдых.
- Я понимаю это не хуже тебя. – ответил я Дмитрию. – Но наша миссия слишком важна, чтобы позволить себе хоть малейший риск. Ты хоть понимаешь, что судьба всей планеты сейчас зависит от нашей четвёрки?
- Великолепной. – иронично добавил Женя.
- Я понимаю, - с грустью в голосе согласился Дима. – просто боюсь, что мы не выдержим.
- Мы должны выдержать. – отозвался наконец Денис. – Саша прав. Мой сон может привести всех нас к беде, особенно, если разумные свины вычислят нас и организуют погоню. Тогда нам всем точно конец. Поэтому давайте перестанем попусту тратить время, и отправимся в путь.
И Денис первым стал паковать вещи.

Спустя пятнадцать минут мы уже ехали в нашем джипе, старательно объезжая выбоины от взрывов и разбитые машины, которых по пути нам встречалось на удивление много. Между собой мы договорились по очереди нести дежурство, чтобы не давать Денису спать. И вот сейчас я вёл машину, а Денис сидел рядом со мной на переднем сидении. Дима и Женя мирно спали сзади, посапывая на зависть несчастному Денису, и я чувствовал себя каким-то гестаповцем, пытающим несчастного партизана, когда толкал Дениса в бок, как только его голова начинала клонится набок.
Чтобы как-то облегчить страдания своего друга, я завёл с ним разговор:
- Скажи, Денис, а ты помнишь как это  - быть свино-человеком?
Денис некоторое время молчал, а потом ответил:
- С одной стороны это было просто восхитительно. Отменное самочувствие, ясный и острый ум, да и мир воспринимается в разы острее и богаче из-за того, что органы чувств обострены как у дикого зверя. Но… - тут Денис ещё немного помолчал, а потом добавил. – я ничего не чувствовал, пока был свином.
- В смысле? – я не вполне понял Дениса.
- Да во всех смыслах. Не чувствовал я ничего и всё. И телом, и душой – всё по нолям. Ну вот, к примеру, пища для меня была абсолютно безвкусной, но это не вызывало у меня никаких отрицательных переживаний потому, что эмоций не было. Никаких личных желаний тоже не было, секса тоже не хотелось. Я просто выполнял то, что мне было поручено – и не больше. Я был совершенен, но совершенен как машина. Думаю, что та внутренняя программа, которая зашивалась в вирус, чтобы делать людей покорными, уничтожала саму суть человека. Это было бы разумно, ведь любые переживания у объектов воздействия вируса могли напрочь стереть все планы разработчиков.
- Но зато сейчас ты в норме. – похлопал я Дениса по колену.
- Да, сейчас я в норме. – зевнул Денис. – Только спать охота – просто умираю.
- Надо поискать заправку. – подал я идею. – Там всегда продаются энергетики. На первое время они тебя поддержат, и я очень надеюсь, что нам этого времени хватит.

Остаток времени мы играли с Денисом в выдуманную мною игру – Готоимена. Смысл её был тот же, что и у игры «Города», где кто-то называл город, а следующий игрок называл другой город на ту букву, которой заканчивался предыдущий, только здесь мы вместо городов называли имена персонажей из всех трёх Готик. Время летело незаметно, Денис всё время проигрывал и сердился, а по мере отдаления от Москвы дорога всё улучшалась и улучшалась, что позволило мне ехать значительно быстрее. Я по-прежнему не ощущал сонливости, и поэтому не стал будить Диму с Женей, которые сладко спали сзади, навалившись друг на дружку  и тесно, по-братски, прижавшись один к другому.

К утру мы приблизились к Санкт-Петербургу, и дорога снова стала ухудшаться, изобилуя следами сражений и брошенными машинами, владельцы которых так и не сумели спастись от разразившейся эпидемии.
- Мы почти на месте. – мрачно произнёс в конец измученный Денис. Энергетики, которых мы набрали в пути, слегка облегчили его страдания, но всё таки заменить полноценный сон не смогли.
- Да.  – ответил я. – Почти на месте. И теперь начинается самый сложный этап нашего задания.


Подходы к городу были разрушены совершенно, и последние несколько километров нам пришлось идти пешком. Мы были уставшие и все как один сонные – Дима с Женей потому, что ещё толком не проснулись, а мы с Денисом из-за того, что так и не ложились.
Однако сонливость мигом ушла, когда мы приблизились к границе города. Нечто странное открылось нашему взору. За условной чертой города, с нашей стороны, царила полнейшая разруха. А вот с другой стороны, где, собственно, и начинался Санкт-Петербург, царил идеальный порядок. Не было следов битв, разрушенных зданий, разбитых и брошенных машин. Не было сорванного асфальта, побелевших костей трупов и полусгнившей одежды, не было засохших луж крови. Не было вообще ничего! Это был город, идеально чистый, полностью нетронутый и дико резонирующий своим видом с тем, что творилось за чертой Петербурга.
Какое-то время мы молча стояли и смотрели на всё это, словно заглядывали через волшебное окно в некий сказочный мир. Потом Дима нарушил наше молчание:
- Ну, и что это может значить?
- Эм-м-м, - почесал затылок Денис. – может быть здесь свино-людей остановили? Отбросили назад, прогнали.
- А с чего бы тогда нас сюда послали? – отмахнулся от этой гипотезы Дмитрий. – У генерала были точные данные, что здесь свиночелы что-то строят. Нас бы не послали сюда с единственной капсулой лекарства, если бы сомневались в чём-то. Однако мои глаза говорят мне совсем другое. Мало того, что здесь нет никаких следов тепловых парников свиночелов, так тут вообще ничего нет. Вот ты, Денис, ощущаешь здесь свинолюдей?
- Нет… - начал было Денис, но Женя его перебил:
- То, что он не ощущает свинов, ещё ничего не значит. Я сам чувствовал их только вблизи. Он могут быть даже вон за тем магазином – и Денис бы ни за что их не уловил оттуда.
- Парни, давайте завязывать с пустой болтовнёй. – положил я конец бесплодным спорам. – Нам всё равно придётся войти в город и поискать эти тепловые постройки. Может, они где-то ближе к середине. Питер ведь большой.
И с этими словами я решительно шагнул в город.

Петербург просто сиял. Войдя в город, и приглядевшись получше, мы убедились, что никакого чуда здесь нет. Город не избежал разрухи – просто его полностью отремонтировали. Полностью, до мелочей. Были вставлены все стёкла, убраны неизвестно куда абсолютно все машины, заасфальтированы все дыры на дорогах, восстановлены все здания. Масштаб ремонта просто потрясал, а главное – было совершенно непонятно зачем всё это было сделано.
Мы блуждали по Питеру до самого вечера, но так и не нашли ни одного теплопарника, которые я видел в Днепропетровске. Не видели мы и ни одного свина. Город был идеально убран, полностью очищен от всего хлама, можно сказать вылизан языком – и оставлен. Что было на уме у свинолюдей, делавших это – никто из нас не имел ни малейшего понятия. Город был совершенно пуст, и только изредка стайки свиноптиц кружились над нами, издавай некое подобие хрюканья своими неприспособленными к этому глотками, и поглядывая на нас голодными глазами, но не решаясь атаковать – наверное пугались Дениса.
На самого же Дениса было жалко смотреть. Он не шёл, а плёлся. Ежесекундно зевая, он держался на ногах только сатанинским усилием воли. Однако, когда сумрак ночи стал понемногу поглощать собой улочки Петербурга, Денис не выдержал и взмолился:
- Парни, давайте где-то приляжем. Я не могу больше, честно. Я сейчас вырублюсь просто на ходу. Ну мы ведь видели, что город пуст. Нет тут никого. Чтобы там эти свины себе не удумали, они выгнали из города абсолютно всех.
Денис стоял напротив нас, такой измученный, осунувшийся, с глазами полными красных прожилок, и всем своим видом умолял «Давайте поспим!!!». Я посмотрел на него, потом на пустынный город, в котором и правда никого не было, и согласился:
- Хорошо. Давайте подберём какое-то укромное местечко и ляжем поспим. Нам нужно решить как быть дальше, ведь наша миссия провалилась – тепловых построек здесь нет. Поспим, перекусим – а там видно будет.

Поиск ночлега принёс нам ещё одно открытие – нигде не было замков. Нигде, ни на одной двери. Их все сняли. Все до одного!
- Бред какой-то! – возмущался Дима. – Такого быть не может. Это сколько же нужно времени, чтобы снять замки по всему городу?
- Ну, - ответил я Диме. – на самом деле это очень просто. Если здесь были замешаны разумные свины – а я готов спорить, что без них тут не обошлось – то они могли привлечь на работу всех заражённых жителей города. Ну вот представь себе – миллионы людей, очень сильных людей – и все заняты ремонтом. Я сам одно время работал на стройке и хорошо знаю, как быстро движется работа, когда у тебя в подчинении много хорошо организованного народу.
- Может быть и так, но только зачем всё это???!!! – сердился Дима. – Что эти монстры надумали?
- Ну вот вылечим кого-то из них – и узнаем. – успокоил я Дмитрия.

В конце концов, мы залезли в один глухой подвал, завалили дверь старым шкафом – просто так, для своего спокойствия - и улеглись отдыхать. Не прошло и минуты, как вся наша четвёрка дружно посапывала.

Проснулся я от какого-то трещащего звука. Мигом вскочив на ноги, я увидел, как тоже самое делают и мои друзья. Звук повторился и только теперь, окончательно проснувшись, я понял, что это кто-то выбивает нашу забаррикадированную дверь. Мы схватились за автоматы, как вдруг от следующего удара шкаф разлетелся на куски вместе с дверью, и в комнату запрыгнула свиноженщина – ослепительно яркая, натуральная блондинка, лет двадцати пяти, в кожаных и очень сексуальных шортиках, а так же в кожаной жилетке, одетой на голое тело. При других обстоятельствах я бы залюбовался красотой этой девушки – но не теперь. Не сговариваясь, дружно, мы открыли по ней огонь, однако девушка отпрыгнула в сторону с такой молниеносной скоростью, что глаз просто не успевал уследить за ней. Мгновение – и Женя лежал на полу без сознания от мощного удара по затылку, которым наградила его свиноблондинка. Не успел я даже повернуть дуло автомата в её сторону, как девушка уже стояла возле меня. Я только успел увидеть её ослепительно красивые, голубые, и бездонные, словно два океана, глаза, наполненные стальной решимостью – а потом тьма поглотила меня и очнулся я уже в крохотной камере, не больше полутора метров в длину и чуть меньше в ширину.
Рядом со мной, на полу, лежали Дима, Денис и Евгений. Парни всё ещё были без сознания, и, что особенно меня смутило – мы все были без одежды. Нас раздели догола, отняв у нас всё снаряжение, и заперли в этой комнатушке, здорово напоминавшей камеру-одиночку.
К правой стене была прикреплена небольшая лавочка, на которой мог уместиться один человек – и я незамедлительно на неё уселся. От моих перетасовок начали приходить в сознание и все остальные. Один за другим, мои друзья подымались и смущённо обнаруживали у себя отсутствие одежды.
- Что случилось? – наконец спросил Денис. – Где мы?
- Думаю, нас взяли в плен. – ответил ему Дима. – Мы провалили задание. Вакцина в руках у монстров. А что будет с нами – скоро узнаем.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Я сидел на лавочке, Дима, Денис и Женя стояли рядом. Все мы были обнажены и не знали что делать. Наконец, Жене надоело стоять.
- Подвинься. – сказал он мне, и уселся рядом на лавочку, тесно прижавшись ко мне своим стройным и крепко сложенным телом.
Это означало, что и я, и Женя, сидели на лавочке только половиной своих седалищ, вторая же половина свисала в воздухе, так как лавочка и правда была крохотная. Дима и Денис стояли напротив нас, и таким образом единственным зрелищем, которое было доступно мне и Жене, были их половые органы, оказавшиеся прямо на уровне наших глаз. Думаю, что парни это осознали потому, что они как-то неловко потоптались и сделали робкие попытки отвернутся к стене, но, должно быть, им обоим пришло на ум, что показывать свои задние части тела будет ничуть не лучше, чем показывать гениталии, и поэтому они остались стоять на месте.
Ситуация и правда была неловкая дальше некуда. Закрываться руками было неудобно – всё таки не в детском саду. Отвернуться им или нам тоже было некуда – из-за тесноты мы и так находились едва ли не вплотную друг к дружке. Встать и стоять, чтобы наши с Женей глаза находились на одном уровне с глазами Димы и Дениса мы тоже не могли – ведь это означало фактически признать, что мы таращимся на их члены и теперь вот, как бы насмотревшись, хотим перестать это делать.
Какое-то время мы просто молчали, стараясь не смотреть друг на дружку, как вдруг на Женю напало смешливое настроение и он задорно выдал:
- Хорошо выглядите, парни!
Денис с Димой раскраснелись, при этом Денис сумел выдавить из себя саркастическое «Ты тоже неплохо», но на этом источник их остроумия иссяк. Женя же был в ударе. Он обнял меня за плечи, ещё плотнее прижав к себе, весело похлопал Диму по стройному животу и сказал:
- Ну, уж теперь-то нас не разлучат никакие силы на свете. После такого происшествия мы будем друг дружке как родные.
Чтобы не выказать своего смущения я тоже обнял Женю и весело подмигнул парням:
- Да уж, это правда. Что думаете, друзья?

Кто его знает, чем бы всё это закончилось, как вдруг двери камеры открылись и на пороге появилась всё та же, пленившая нас, свинодевушка-блондинка. Она смерила наши голые тела долгим изучающим взглядом, а потом повелительно кивнула:
- Шагайте за мной.
- Может, вы дадите нам одеться? – выступил ей на встречу Дима.
Девушка ещё раз смерила его взглядом и отрицательно мотнула головой:
- Это ни к чему. Ваша нагота смущает только вас самих. Нам же она абсолютно без разницы. Идите за мной – и без глупостей, чтобы мне не пришлось никого из вас калечить.

Нам пришлось подчиниться. Как стайка гусят за своей мамой-уткой, мы шли по длинному тюремному коридору за этой свино-красоткой, абсолютно обнажённые и босые. Девушка шла спереди нас, всё в тех же обтягивающих шортиках, которые только подчёркивали её идеальные женские формы, и неожиданно я услышал у себя над ухом взволнованный Женин шёпот:
- Сашка, что мне делать? У меня на неё встаёт, я ничего не могу с собой поделать! Вдруг ей это не понравиться и она отрубит его вообще к чертям собачим?
Я оглянулся назад на Женю и увидел, что он говорит чистую правду. Свино-девушка на самом деле ему очень нравилась. Очень...
- Представь обнажённой свою мать. – посоветовал я Евгению и его возбуждение спало буквально на глазах.
- Спасибо, помогло. – шепнул мне Женька и благодарно пожал мне плечо.

Свино-девушка остановилась перед большой двойной дверью, которая ранее, должно быть, выводила в актовый зал этого городского отделения МВД, в котором мы, без сомнения, сейчас пребывали.
- Говорите только тогда, когда вас начнут спрашивать. – предупредила нас она. – Иначе вам всем будет очень плохо.

И, робко постучав, она открыла перед нами двери в зал!


Сравнительно небольшой зал был совершенно пуст. Только посреди комнаты стоял длинный стол, на котором были разложены наши нехитрые пожитки. Контейнер с вирусом стоял там же, но передатчика для указания точки нанесения ядерного удара видно не было.
Возле стола стоял поджарый свин и рассматривал один из наших мечей. Свиноблондинка завела нас, а сама робко стала в сторонке под дверью, словно стараясь быть незамеченной.
- Я привела их, Артур Николаевич. – с плохо скрываемым страхом в голосе тихонько сказала она.
- Вижу. – сухо бросил Артур Николаевич, даже не повернувшись в нашу сторону.
- Мне выйти? – ещё тише спросила наша пленительница.
- Не вижу необходимости. – ответил свин, положил меч на стол и указал нам рукой на место перед собой. – Подойдите сюда.
Мы подошли и стали прямо перед этим непонятным повелителем свинов, которого почему-то так страшилась блондинка, несмотря на всю свою нечеловеческую силу и молниеносную скорость, в которой мы уже убедились на собственных шкурах. Какое-то время, довольно таки продолжительное, он ничего не говорил, а просто смотрел на нас так, как смотрят на дорогую вещь перед тем, как её купить. Создавалось такое впечатление, будто бы свин принимает решение как ему с нами лучше поступить – съесть прямо сейчас или сначала откормить?

Наконец, свин нарушил своё молчание:
- Кто из вас Денис?
Пару секунд мы все молчали, а потом Денис сделал шаг вперёд:
- Это я.
Артур Николаевич подошёл к Денису вплотную и внимательно посмотрел на него:
- Ты знаешь кто я?
- Думаю, что знаю. – спокойно ответил Денис. – Вы носитель штамма A/H1N1.8. Перерождённый нового поколения.
- Хм… - Артур Николаевич отступил от Дениса и окинул взором всех нас. – Значит, это всё правда. Значит, вакцина действительно существует, и носитель иммунитета тоже не выдумка. Мне говорили об этом, но я хотел убедиться в этом лично.
При этих словах свина Женя слегка охнул, а блондинка, доселе стоявшая у стены сжавшись, словно пытаясь стать невидимкой, вдруг выпрямилась и взглянула на нас глазами, полными бесконечного удивления. Свин, услышав охкание Евгения, повернулся к нему:
- Да, мы всё про вас знаем. Вы думали мы будем сидеть и выжидать когда нас уничтожат? Перед атакой московской базы мы проработали тысячи возможных вариантов ваших действий, и учли их все. С самого начала у вас не было ни единого шанса выполнить тот план, что поручило вам командование. Ваш передатчик изучат и с его помощью отследят местонахождение неизвестной нам боевой базы с ядерными ракетами. Вашу вакцину тоже изучат, как и вас самих. Очень скоро, с вашей помощью, мы переродим весь мир, и человечество, в том виде, в каком оно существовало до сих пор, исчезнет навсегда.
Артур Николаевич снова подошёл к Денису и вдруг, как-то в миг изменившись, с какой-то отцовской заботой сказал ему:
- Не переживай, брат. Они изменили тебя, но мы отыщем способ переродить тебя снова. Мы позаботимся о тебе, хотя ты сейчас и не хочешь этого. Но ты снова будешь с нами, мы не бросим того, кто принёс себя в жертву во имя борьбы за Новую Жизнь.
После этих слов Артур Николаевич окинул взглядом всех нас и сказал:
- Сейчас вас отведут в душ, а потом дадут одежду. Вечером я лично отвезу вас в наш центр Возрождения, где вас осмотрят и изучат. Советую вымыться как можно лучше, иначе, если вас начнут мыть в центре, то половины своей кожи вы там точно лишитесь. И оставьте свои мысли о побеге, вам больше некуда бежать. Мы подавили все очаги сопротивления на всей Земле. И даже если вы убежите, то знайте – мы демонтировали свои тепловые постройки. Везде демонтировали, по причине их ненадобности. Мы больше не боимся ядерного удара. Если где-то и осталось 2-3 базы с ядерными ракетами, то сейчас они уже не смогут обеспечить вашей стороне никакого существенного перевеса. Так что вы не сможете распространить вашу вакцину, оставьте эти мысли. Мы победили, разгром остатков вашего вида – лишь вопрос времени. Поэтому просто пользуйтесь тем, что вы нужны нам, и вашей жизни ничто не угрожает.
Свин махнул рукой и свиноблондинка открыла дверь, давая тем самым понять, что разговор окончен. Мы молча вышли, и нас повели в душ. Блондинка довела нас до душевой, впустила, а сама осталась стоять у выхода, карауля нас.

- Что будем делать? – первым делом спросил Женя, как только двери душевой закрылись и мы остались одни.
- А что мы можем сделать? – пожал плечами Дима. – Отсюда нам не убежать, особенно пока ОНА нас стережёт. Вы видели, как она двигается? Я не успевал следить за ней глазами, как ей вообще можно сопротивляться?
- Давайте поговорим о другом. – прервал я эту бесплодную беседу и обратился к Денису. – Ты сказал, что знаешь кто этот свин. Нам ты ещё ничего не рассказывал. Так кто он?
- Ну, я не то, чтобы это скрывал, просто разговор не заходил. – пояснил Денис. – И потом – я мало, что знаю про свинолюдей, ведь сразу после заболевания я был внедрён в группу выживших с целью отслеживать эффективные методы противостояния нам. Но про таких вот, как этот свин, Артур Николаевич, я слышал от другого свина.
- И что ты слышал? – мы все подошли поближе к Денису.
- Суть здесь в том, что свинолюди постоянно пытаются усовершенствовать свой вирус. – начал свой рассказ Денис. – Созданный на основе A/H1N1 штамм A/H1N1.1 перерождал людей в тех диких свиномонстров, которых полным-полно вокруг, и которые составляют основную массу армии свинов. Потом был создан штамм A/H1N1.2, вследствие которого были получены свины, способные мыслить и управлять дикими свинолюдьми. Дальнейшую классификацию мне не рассказывали, но каждый новый штамм добавлял свинам какую-то новую способность. В штамме, которым был заражён я, была активирована ускоренная регенерация телесных повреждений. А в A/H1N1.8, если только мне не соврали, что вряд ли, свины наделены не только колоссальной силой и ловкостью, не только сверхфеноменальными умственными способностями, но и каким-то новым умением, которое держалось в секрете от всех, и которое должно будет окончательно уничтожить людской род. Вся проблема заключается в том, штаммы между собой несовместимы. Нельзя взять дикого свина или какого-то другого, ну, скажем, заражённого A/H1N1.5, и привить ему более новый штамм. Такие попытки приводят к полному «выгоранию» мозга и немедленной смерти. Поэтому свинам нужны здоровые люди, которых всё меньше и меньше на планете. Им просто некому прививать эти усовершенствованные штаммы своего вируса. Вот поэтому они и охотятся на Сашу. Если с помощью его иммунитета они смогут исцелять свиной грипп, то это откроет для них возможность переродить всех заболевших в новый вид свинов. Представьте себе ситуацию, если бы нас в Москве атаковали не дикие монстры, а такие вот, как эта девушка – только их было бы сотни тысяч.
- Да уж… - грустно помотал головой Дима. – Весело…
Мы немного помолчали, каждый думая о своём, а потом я похлопал Диму по голому плечу и сказал всем:
- Ладно, парни, давайте и правда помоемся, а то вдруг Артур сказал правду про то, как моют в этом их центре.
И мы разошлись по душевым кабинкам.

После купания блондинка развела нас по разным кабинетам, в которых, должно быть, ранее сидели следователи. Зачем она решила нас разделить – этого я тогда не понимал.
Отделение милиции было немного отремонтировано, как и всё здесь вокруг, однако, по всей видимости, здесь шли упорные бои, и даже происходили взрывы, потому, что стены и потолки везде были покрыты трещинами – где-то маленькими, где-то побольше. В своей комнате-тюрьме, за старым и покосившимся книжным шкафом, я обнаружил небольшую трещину в стене, через которую мне было видно часть Женькиной комнаты. Женя не видел трещину, так как она была прикрыта какими-то свисающими искусственными цветами. Я уже собирался позвать его, как вдруг в комнату Евгения вошла свиноблондинка, плотно прикрыв за собой дверь. Я припал глазом к трещине и старался даже не дышать, чтобы не выдать своего присутствия.

Увидев блондинку, Женя встал с тумбочки, на которой удобно умостился, и отступил к стене, с опаской поглядывая на эту невероятно красивую, и вместе с тем столь смертельно опасную девушку. Блондинка подошла к нему, взглянула Жене в глаза, немного помолчала, а потом отвела взгляд в сторону и как-то отрешённо, словно обращаясь к самой себе, негромко произнесла:
- Знаешь, вирус не на всех подействовал одинаково…
- Что? – растерялся Женя. – Что это значит?
Блондинка упёрла свою удивительно изящную ручку в стену, как бы отгородив Жене возможность сделать шаг в сторону, ещё немного помолчала, а потом, всё так же смотря куда-то в сторону, сказала:
- Меня зовут Света. А тебя?
- Я… - Женя волновался, близость этого монстра в обличии ангела пугала его, что было вполне понятно. – Я Женя.
Светлана подняла голову и снова посмотрела Жене прямо в глаза:
- Я слышала, что ты говорил Саше, когда я вела вас к Артуру. Я нравлюсь тебе.
- Я… - Женя разволновался ещё сильнее. – Ну.. ты извини меня… я ничего такого не думал….
Света отрицательно помотала головой, давая понять Жене, что он говорит что-то не то, и Женя умолк. Какое-то время Светлана стояла молча, а потом вновь заговорила:
- Когда я обнаружила вас, то не знала кто вы. Мне просто сказали, что где-то по городу ходит четверо людей, и я должна привести их сюда. Скажи – это всё правда? Правда, что один из вас наделён иммунитетом, а Денис ранее был одним из этих…заболевших?
- Ну да. – слегка запинаясь ответил ей Женя. – Я тоже был… таким же, как и вы. Нас вылечили, и мы снова стали людьми.
Света снова отвела свой взгляд в сторону, устремив его куда-то на пол:
- Скажи – а ты помнишь… как это было? Ты помнишь себя…другим?
- Я нет. У меня не осталось воспоминаний. Денис сохранил память, но ты это и сама слышала. – ответил ей Женя, постепенно набираясь смелости, так как, по всей видимости, убивать его блондинка не собиралась. – А почему ты это всё спрашиваешь?
Светлана как-то грустно покачала головой и тихо, так что я скорее догадался о том, что она сказала, нежели услышал, произнесла:
- Я не такая как все.
- Что? – удивился Женя. – Как это?
- Я не такая как все. – ещё тише повторила блондинка и неожиданно резко подняв голову посмотрела своими небесно-голубыми глазами на Женю. – Вирус не изменил меня.
Женя растерялся и непонимающе смотрел на эту девушку-монстра, которая стояла перед ним и говорила эти странные вещи. А Света вдруг сделала шаг вперёд и стала почти вплотную к Евгению:
- Вирус свиного гриппа обычно полностью стирает прежнюю личность человека, заменяя её новой – с новыми ценностями, новыми задачами и новыми взглядами на жизнь. Человек сохраняет память о прошлой жизни, но она для него становится просто набором событий, словно отсмотренный кинофильм. Так обычно действует вирус, но со мной всё пошло иначе…
Светлана немного помолчала, а потом тихо продолжила:
- Я не стала другой… Я не стала одной из них. Вирус дал мне свиную силу и прочие способности этих чудовищ, но он не наделил меня новой личностью. Не знаю, почему так… Может, у меня тоже есть немного иммунитета…
Света замолчала, и Женя робко тронул её за плечо:
- Ты хочешь сказать, что осталась человеком? Ты одна из нас?
- Нет. – Светлана отрицательно покачала головой. – Вирус убил мою душу!
Женя непонимающе открыл рот, собираясь что-то сказать, но Света перебила его, устремив на Женю свой пронзительный взгляд:
- Свины ничего не чувствуют. У них нет эмоций, они блокируются вирусом. Наверное, так и было задумано, ведь переживания и эмоции могут помешать исполнению поставленной задачи, но это не важно. Вирус сделал это со мной. Он убил мою душу, отнял у меня способность чувствовать, отнял у меня возможность ощущать что-то сердцем. И если бы он дал мне новую личность, то всё было бы прекрасно, но этого не случилось… Я стала словно робот – живая снаружи и мёртвая внутри. Я не ощущаю радости и не ощущаю горя, мне не бывает весело или грустно. Я смотрю на красоту вечернего заката – и ничего не чувствую внутри. Я слушаю музыку – и ничто не отзывается в моём сердце. У меня осталась только память… Память о том, какой я была раньше, память о моей прошлой жизни. Я была весёлой и жизнерадостной девушкой, иногда сердилась, иногда радовалась. Я любила смеяться и любила поплакать над каким-нибудь грустным фильмом или книгой. Я любила ЖИТЬ! А теперь у меня всё это отняли…
Светлана прижалась своим телом к Жене и провела своей нежной ладонью по его щеке:
- Я хочу, чтобы ты полюбил меня… Прямо здесь, прямо сейчас. Ведь я нравлюсь тебе, ты хочешь меня. Возьми меня, полюби, словно ничего этого вокруг не происходит.
Говоря это, Светлана как-то незаметно расстегнула пуговицы на рубашке Евгения и нежно провела ноготками по его груди вниз, к животу:
- Быть может, в твоих объятиях, я смогу ощутить хоть что-то. – две кристально чистые слезинки выкатились из ясных глаз Светланы и горячими каплями обожгли ладонь Жени. – Я так устала быть мёртвой…
Какое-то время Женя просто смотрел на эту несчастную девушку, которая в один миг распахнула перед ним свою израненную душу, а потом ладонью вытер слёзы с её глаз и, наклонившись, нежно поцеловал Светлану в губы. Света обвила его шею руками и ответила Жене жарким и горячим поцелуем. Женя тоже обнял Свету и его ладони скользнули по её спине, как вдруг Света отстранилась от Жени и, избегая смотреть ему в глаза, тихонечко сказала:
- Только прошу тебя – не смотри на меня как на монстра. Я не чудовище, и я не хочу, чтобы ты видел меня такой. Пожалуйста, увидь во мне женщину… Женщину, у которой отняли сердце…
И Светлана вновь припала своими нежными губами к губам Жени.

Из уважения к другу я не стал смотреть на то, что происходило дальше. Я тихонечко отошёл от трещины и сел на стульчик у двери. Однако уши мои были открыты, и звуки рассказали мне обо всём, чего не увидели глаза…
Женя выполнил просьбу этой несчастной девушки, которая, как и все мы, стала жертвой бушующей по миру эпидемии. Два человека, посреди хаоса и смерти, дарили друг другу немного простой человеческой любви – и это давало всем нам надежду, что мир ещё не умер, что у него ещё есть шанс стать прежним, что страшная болезнь ещё не одержала окончательной победы над человечеством.


Солнце уже клонилось к закату, я сидел на своём стульчике, а Женя со Светой, наконец-то насытившись друг другом, негромко разговаривали. Тонкая треснувшая стена не скрывала от меня содержания их разговора.
- Знаешь, - как-то мечтательно сказала Света. – когда я… Ну, когда я достигала…пика нашей близости, то всё исчезало… Я имею ввиду эту блокировку, мои чувства. Не знаю, наверное это как-то связано с гормонами, наверное во время оргазма выделяется что-то такое, что временно проясняет сознание. Теперь это начинает медленно уходить, но сейчас мне так хорошо…
- Пошли с нами. – предложил ей Женя. – И я буду лечить тебя сколько потребуется.
- Ай, дурак, щекотно. – послышался в ответ звонкий смех Светланы. – Ах, Женька, как бы я хотела пойти с вами и быть с тобой… Ты удивительный человек. Ты даже не представляешь, какой ты удивительный человек. Когда я шла к тебе, то не ожидала, что ты поймёшь меня. Я думала, что ты испугаешься, но всё таки решила попробовать, ведь хуже мне уже быть не могло. А ты не испугался… Не испугался, и помог мне… Целых семь раз.
При этих словах Света снова весело засмеялась, и этот смех волшебным светом озарил мрак моей тюрьмы.
- Но почему ты не можешь всё бросить и уйти с нами? – непонимающе спросил Женя? – Сашка бы тебя вылечил, и ты бы снова стала нормальной. Ты ведь хочешь этого, так почему отказываешься?
- Если я уйду с вами, - голос Светы стал очень грустным. – то Артур подымет на ноги всех перерождённых в радиусе тысячи километров. Вы даже не сможете выйти из города.
- Возрождённых? – переспросил Женя. – Свинов, что-ли?
- Ну, если вы так их называете. Я называю их теми словами, которыми они сами себя именуют. Привычка.
- Понятно. – сказал Женя и на какую-то минуту воцарилось задумчивое молчание.
- Но я помогу вам. – с мрачной решимостью наконец подала голос Светлана. – Я помогу вам бежать, потом сообщу Артуру, что вы исчезли, и он, конечно же, отправит меня ловить вас. Пока я буду «выискивать» вас по городу, у тебя и твоих друзей будет время уйти отсюда подальше. Вы должны остановить это безумие, которое охватило мир. То, что происходит – это не благо новой жизни, как они говорят. Это хуже смерти. Мир должен стать прежним. И я помогу вам в этом. Если не я, то пусть хоть остальные люди будут счастливы…
- Но… - начал было Женя, но Света перебила его.
- Никаких «но». Это единственный вариант сбежать отсюда. Других нет.
- Да нет же! – упрямился Женя. – Мы можем убить этого Артура, и тогда никто не подымет тревогу. И ты сможешь уйти с нами.
- Ты просто не понимаешь, о чём говоришь. – невесело хмыкнула Света. – Нам с ним не справиться – если только у тебя нет базуки, а лучше сразу двух. А у меня их нет. Он страшный…свин. К нему лучше не приближаться.
Женя какое-то время помолчал, а потом негромко сказал:
- Я просто не хочу расставаться с тобой, Света.
- Не надо, Женя. – в голосе Светы послышались нотки плача. – Не надо, прошу тебя. Мне и так тяжело. Не добивай меня, пожалуйста. Я очень хочу пойти с вами, хочу вылечиться, хочу быть с тобой. Но у нас ничего не выйдет. Не в наших силах противостоять этой армии монстров. Если я не отвлеку их, то вас поймают до наступления ночи. У вас будет только один шанс уйти отсюда. Давай одеваться, уже вечер, осталось мало времени. Скоро придёт Артур, чтобы отвезти вас в центр. Надо успеть до его прихода, а то мы что-то увлеклись.
- Я старался. – сказал Евгений и Света снова засмеялась.
Послышался шорох одежды, а потом Светлана сказала:
- Жди здесь, я приведу твоих друзей.

Спустя минут пять Света вошла ко мне и приказала следовать за ней. Она отвела меня в комнатку Жени, где уже стояли недоумевающие Дима и Денис, и вкратце объяснила почему она помогает нам.
- Сейчас я выведу вас на улицу, и укажу дорогу. – Света говорила спокойно, но я видел в её глазах невыносимую боль предстоящей разлуки. – Вы пойдёте в Петрозаводск. Там у вас будет шанс завершить свою миссию.
- Но как? – спросил Дима. – Миссия провалилась. Тепловых построек больше нет, передатчик и вакцину у нас отняли. Человечество пало. Куда нам идти?
Света отрицательно покачала головой:
- Ты слишком доверчив. Артур соврал вам, чтобы убить в вас стремление к сопротивлению. На самом деле ситуация у перерожд…- Света запнулась и тут же исправила себя. - свинов не очень утешительная. Постройки они действительно разобрали, это правда, но насчёт победы над людьми – тут не всё так просто. Вся проблема в том, что свинам не хватает управляющего состава, чтобы как-то контролировать дикую массу заражённых. В каждом городе и почти в каждом посёлке есть какое-то укреплённое место, где нашли своё убежище избежавшие заражения. Что их атаковать нужно послать туда хотя бы одного высшего перерождённого. Женя говорил, что вы называете их разумными свинами. Дикие свины, сами по себе, без руководства, не могут эффективно атаковать укреплённые и хорошо организованные базы, они опасны лишь на открытых территориях. Но у свинов нет такого количества живых ресурсов, чтобы управлять всеми дикими на планете. Во время каждой атаки таких вот укреплённых мест гибнет минимум один разумный свин потому, что люди отлично понимают, куда нужно направлять свои силы, чтобы остановить атаку, и многие даже отдают свои жизни, лишь бы убрать лидера. Я слышала, что во время атаки московской базы погибло больше десяти высших. Это большая потеря для свинов, ведь их становиться всё меньше и меньше.
- А как там, кстати, дела в Москве? – поинтересовался Денис.
- Не знаю. – отмахнулась Света. – Я не интересовалась. И мы сейчас говорим не об этом. Именно поэтому всемирная атака на человечество с треском провалилась. Свины захватили множество мелких баз, но понесли огромные потери именно по части управляющего состава. Крупные базы по-прежнему держат оборону. Ситуация похожа на патовую – ни та, ни другая сторона не могут ничего сделать дальше, чтобы не проиграть войну окончательно. Именно поэтому свины бросили все имеющиеся ресурсы на восполнение своих рядов. Именно поэтому они охотятся за вами. Вы – это их надежда переродить диких в высших, и тем самым обеспечить себе перевес в войне. Помимо войны с базами свины постоянно несут потери от партизанских набегов. По всему миру ходят тысячи мелких боевых групп незараженных людей – спецназовцы, военные, ОМОН и так далее. Они собираются в группки по два, три, пять человек и ведут подрывную деятельность – устраивают ловушки, совершают набеги, минируют дороги. Это очень сильно мешает свинам, и расстраивает множество их планов.
- Понятно, - сказал Дима. – но зачем нам в Петрозаводск?
- Там размещена особая база свинов. – пояснила Света. – Они разрабатывают особый штамм вируса, который будет устойчив в водной среде, и потом хотят заразить ним все водоёмы мира. Ведь воду пьют все, и заразив её они рассчитывают быстро пополнить свои ряды новыми перерождёнными, прежде чем люди догадаются в чём тут причина и начнут должным образом дезинфицировать питьевую воду. Деталей я не знаю, но это ваш шанс. Найдите в Петрозаводске базу с людьми, и вместе с ними атакуйте центр. Пусть тамошние учёные переработают вирус-носитель и заставят его транспортировать по воде не свиной грипп, а вакцину. Если это сработает – мир будет спасён. Я забрала вашу вакцину, и ваше оружие тоже принесла. Вот они, забирайте.
И Света указала нам на свёрток из старой настольной скатерти, который лежал в углу.

Мы стояли и внимательно слушали то, что говорила эта миловидная девушка. Возможность прекратить эпидемию – пусть призрачная, пусть очень опасная – но она была. И мы все понимали, что должны попытаться сделать так, как она говорит. Разобрав своё оружие, мы ждали её приказов.
Света подошла к Жене и, не скрывая своих чувств, погладила его рукой по щеке:
- Я догоню вас позже. Я решила. Сначала я запутаю след, а потом, когда вы будете уже далеко, убегу и пойду за вами.
Лицо Жени озарила счастливая улыбка и он молча кивнул ей головой в знак согласия.

Меня волновал один вопрос, и я обратился с ним к Свете:
- Послушай, Денис сказал нам, что этот Артур Николаевич несёт в себе какое-то умение, способное уничтожить человечество. Это правда? Ты что-то знаешь об этом?
- А-а-а, - махнула рукой Света. – у Дениса устаревшая информация. Артур, носитель штамма A/H1N1.8 – это всего лишь неосуществившийся проект свинов по перерождению диких. У них была идея вывести вирус, который бы изменял биологию заражённого таким образом, чтобы его ладони выделяли особый яд, способный проникать сквозь кожу и стирающий всю информацию с мозга человека. То есть, такой свин одним прикосновением делал бы мозг любого человека – заражённого или здорового, не важно – чистым как у младенца, а потом бы такого человека инфицировали новым штаммом и его мозг получал бы новую информацию.
- Стереть старое и записать новое? – понимающе кивнул головой Дима.
- Именно. – подтвердила Света. – Но ничего не вышло. Людской мозг – не жесткий диск. Просто отформатировать его не вышло. В итоге получился свин, прикосновения которого начисто выжигают мозг и всю нервную систему любого, к кому он прикоснётся своей ладонью. Моментальная смерть для всего живого. Свины отбросили идею с этим вирусом, а Артура, как неудавшийся, но вполне боеспособный образец, прислали сюда, руководить восстановлением города.
- Да, кстати, а зачем всё это было сделано? – махнул вокруг нас рукой Дима. – Зачем отстроили весь город?
- Когда поступила информация, что существует вакцина, то свины решили захватить её во что бы то ни стало. А этот город восстановили потому, что именно здесь будет база для массового исцеления и перерождения диких. Они всё подготовили, осталось лишь достать вакцину. – Света кивнула на сумку с контейнером, висящую на моём плече. – Ну, а теперь хватит болтать. Давайте выбираться отсюда, пока Артур не объявился.
Света подошла к зарешёченному окну и легко, словно соломинку, оторвала оттуда металлический прут.
- Вот, - дала она его Жене. – этим ты пробьёшь мне голову и пригвоздишь к земле. Тогда я смогу сказать Артуру, что боялась непоправимо разодрать себе череп, и поэтому ждала помощи, не преследуя вас и не пытаясь освободиться.
- Что ты?! – Женя испуганно отстранил от себя прут, словно бомбу. – Я не смогу.
- Сможешь, друзья помогут. – твёрдо махнула рукой Света, а потом посмотрела в перепуганные глаза Евгения, улыбнулась и нежно поцеловала его в губы. – Глупый, не бойся, со мной ничего не случиться. Всё заживёт меньше чем за сутки.

Мы вышли из комнаты и двинулись за Светой по коридору. Выход уже маячил в нескольких метрах от нас, когда вдруг его заслонила мощная фигура Артура.
- Светлана, веди сюда пленных… - начал было говорить свин, как вдруг увидел нас за спиной Светы.
Всё изменилось в один миг. Все наши планы и надежды рухнули – во всяком случае, именно такое ощущение возникло в моей душе. Артур заслонил собой выход и слегка наклонился вперёд, собираясь атаковать нас.
Светлана оглянулась назад, с каким-то особым выражением нежности и невыразимого сожаления посмотрела на Женю, а потом её глаза сверкнули стальной и отчаянной решимостью:
- Я остановлю его. – сказала она и взяла мой меч. – Бегите. Бегите как только я освобожу проход, и не останавливайтесь. Его машина у входа.
И Света стремительно ринулась в атаку. В одну секунду она оказалась рядом с Артуром и попыталась ударить его мечом, но он уклонился от всех её ударов, двигаясь с такой скоростью, что глаз не успевал следить за его перемещениями. Потом он сделал обманчивое движение в сторону, оказался за спиной Светы, схватил её за жилетку, швырнул прочь через весь коридор и двинулся к нам.
Тело Светы врезалось в стену, проломив собой кирпичную кладку, но ещё даже не упав толком на пол, Света метнула в Артура свой меч, а сама, неуловимым и можно сказать воздушным движением оттолкнувшись от пола, бросилась в ту сторону, в которую свин стал уклоняться от летящего в него клинка. И Света, и Артур двигались настолько быстро, что трудно было уследить за происходящим, но всё таки я увидел как, находясь в прыжке, Света извлекла откуда-то из-за пазухи большой охотничий нож и прямо на лету вогнала его в череп Артура. Приземлившись позади свина Света перекатилась на бок и схватила мой меч, который упал на пол после того, как Артур увернулся от него. Ни секунды не медля, она вновь бросилась в атаку. Артур тем временем вырвал из своей головы Светин нож и устремился прямо ей на встречу, собираясь покончить с ней.
И тут Женя, который стоял всего в трёх метрах от Артура, схватил наперевес арматуру, что дала ему Света, и бросился на свина. Краем глаза монстр заметил движение и сделал шаг в сторону, уклоняясь от Жениной атаки. Женя, не прекращая движения, замахнулся на свина своим стальным прутом, стараясь попасть тому в глаз, но Артур легко отбил удар и его большая ладонь на лету схватила руку Жени, прикоснувшись к его обнажённому запястью. В следующее же мгновение Женя рухнул на пол, и я увидел, как тоненькая струйка крови вытекла из его уха.
В эту же самую секунду, используя то, что свин немного отвлёкся, Света на лету рубанула Артура мечом по шее, но адский монстр опять успел увернутся и отделался только глубокой раной на полшеи, из которой хлынула чёрная кровь. Издав хрипящий звук, он бросился на Свету, выбил из её руки меч, снова схватил её за одежду и отшвырнул к стене рядом с Женей. Попытавшись бросится вслед за ней Артур, из-за глубокой раны на горле, мешающей держать голову прямо, пошатнулся и Света успела запустить руку за пазуху, должно быть доставая ещё один нож. Артур набросился на Свету, прижав девушку к стене своей грузной массой и заслонив её от наших глаз. Неуловимо быстро его волосатая ладонь легла ей на лицо, прежде, чем Света успела отклониться. Стройное тело Светланы моментально обмякло и медленно сползло на пол, упав в лужицу крови, которая вытекала из уха Жени.
Отчаяние – вот, что ощутил я в тот момент. Отчаяние, злобу и дикую ненависть к этому непобедимому монстру. Мы все знали, что не выстоим против него, но всё равно приготовились сражаться, схватившись кто за меч, кто за автомат.
Какую-то секунду Артур стоял у стены, спиной к нам, а потом вдруг прямо, словно столб, свалился на пол и мы увидели, что из его груди торчит маленький шприц с остатками голубоватой жидкости на стенках.

Вакцина… Наша вакцина, которую мы несли сюда, чтобы распылить среди заражённых… Предусмотрительная Света набрала немного чистой вакцины в шприц, вероятно догадываясь, что всё может случиться именно так, как случилось. И теперь, понимая, что схватку с этим монстром ей не выиграть, она использовала это секретное оружие, чтобы остановить Артура и защитить нас.

Они лежали рядышком – Женя и Света, прижавшись друг к другу, словно собирались уснуть. Тонкие струйки крови вытекали у них изо рта, ушей, носа и глаз. Остатки жизни покидали их тела, а мы ничем не могли им помочь. Света протянула свою дрожащую руку, обхватила маленькой ладошкой широкую ладонь Евгения и попыталась что-то сказать, но не смогла. Тогда она подтянулась и просто поцеловала Женю в окровавленные губы. Слёзы, вперемешку с кровью, брызнули из её глаз и Женя, увидев это, нежно приобнял Светлану, прижав её умирающее тело к себе.

Так мы потеряли Женю и Свету, которую так и не успели ни узнать, ни по-настоящему полюбить.
Женя умер в борьбе с чудовищным свином, помогая девушке, которая столь внезапно пришла нам на помощь в нашей нелёгкой миссии. Сев в машину Артура, мы молча ехали по пустынному городу и каждый думал что-то своё.
Ах, Женя, Женя… Этого не должно было случиться… Но это произошло... Ты умер, защитив своей смертью всех нас, и дав человечеству ещё один шанс. И теперь мы просто обязаны выжить и довести нашу миссию до конца, чтобы твоя жертва не оказалась напрасной.

Да упокоится твоя душа с миром.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Мы бежали по Петербургу что было сил – я, Дима и Денис. Со всех сторон за нами гнались бесчисленные орды диких свинов, издавая протяжное и голодное хрюкание, эхо которого раскатывалось по пустынным улицам безлюдного города. Я не понимал откуда вдруг здесь взялось столько этих тварей, но раздумывать было некогда, свины словно река вытекали из каждой улочки и переулка, и нам ничего не оставалось кроме как бежать, изо всех сил налегая на ноги.
Денис мчался впереди нас с Димой, отмеряя расстояние широкими и размашистыми прыжками. Я знал, что ранее Денис немного занимался бегом, и вот теперь ему это очень пригодилось. Единственным спортом, которым до эпидемии занимался я, было домино, и поэтому сейчас я значительно отставал от Дениса.
Дима до эпидемии, по видимому, тоже не особо истязал своё тело физическими нагрузками, да к тому же ещё и курил, поэтому наш сегодняшний вынужденный забег давался ему особенно тяжело. Ко всему этому Дима пытался на бегу перезарядить автомат, что ещё больше отвлекало его от спасения.
Лихорадочно выискивая глазами свободные улочки, мы бежали, не выбирая дороги. Спастись – это мысль была единственным, о чём мы могли думать.
Неожиданно из-за машины, мимо которой пробегал Денис, выскочил притаившийся там в засаде свиномонстр. Его цепкая лапа быстро и стремительно, прежде чем кто-то из нас вообще успел среагировать, с силой ухватилась за Денисовское плечо. Денис спотыкнулся, его занесло и он со всего разбегу грохнулся на асфальт. Мгновение – и ужасная тварь сидела на нём верхом. Одним ударом свин пробил Денису спину и вырвал наружу кусок позвоночника. Следующим ударом он проник в Денисовский живот, прямо через спину, и вырвал оттуда комок окровавленных скользких кишок. Истошный вопль невыносимых мучений пронёсся по улицам, но подлетевший вслед за первым свин впился своей гниющей пастью в Денисовское горло, и его крик утонул в море хлынувшей алой крови. Невыносимая боль потери сжала моё сердце, но я не остановился, понимая что уже ничем не смогу помочь своему другу. Дима наконец перезарядил автомат и дал длинную очередь по нагоняющим нас тварям. Разрывные пули в клочья разнесли черепа троих монстров, и они упали на землю, под ноги своих собратьев, мчавшихся вслед за ними.
- Гранаты! – прокричал мне Дима.
Я понял его, достал нашу единственную гранату и, сорвав чеку, швырнул её позади себя. Мощный взрыв больно ударил меня в спину, я спотыкнулся, но не упал и продолжал бежать. Кольцо монстров неотвратимо сжималось вокруг нас, а я, как на зло, никак не мог припомнить, когда и где в этой суматохе я посеял свой меч. К счастью, Дима свой клинок не потерял, и сейчас он бросил его мне.
Мы выбежали на какую-то небольшую площадь, и там оказались окончательно окружены дикими тварями, летящими на нас со всех сторон. Прижавшись спиной к спине, мы приготовились сражаться. Дима стрелял короткими очередями, целясь в головы, а я крепко сжал в руках меч и принял боевую стойку. Прямо на меня летела свиноженщина с развороченной от давнишнего выстрела челюстью. Я увернулся от её жуткой лапы, нацеленной мне в лицо, и одним сильным ударом отсёк ей голову. Не успев даже опомниться, почти автоматически я увернулся от другого монстра, какого-то подростка лет 15, и с размаху отрубил ему левую руку по локоть. Далее последовал сильный удар в спину, меч вылетел из моей руки, я упал, свет померк в моих глазах, и вместе с тем я отметил, что автомат больше не стреляет. Открыв глаза, уже лёжа на земле, я увидел перед собой залитое кровью мёртвое лицо Димы. Звериные лапы свиномонстров рвали моё тело, но, как ни странно, боли я не ощущал. Только глубокое огорчение от того, что мы так и не смогли завершить свою миссию, разрывало моё сердце, и это было единственное, что тревожило меня перед лицом смерти…

Неожиданно Дима открыл глаза и весьма внятно сказал мне, заглушая рычание разрывающих нас свинов:
- Саша! Саша, проснись!

Я открыл глаза и обнаружил себя на заднем сиденье Артуровского автомобиля, на котором мы уехали от РОВД. Дима, сидевший спереди, тряс меня за колено и повторял:
- Сашка, проснись уже!
«Сон…» - пронеслось в моей голове и огромное ощущение облегчения тёплой волной разлилось по моему телу. Я наклонился вперёд и взглянул туда, куда показывал мне рукой Дима.
Наша машина остановилась рядом с дорожным знаком «Санкт-Петербург», как бы проводящим черту границы города. С нашей стороны город был пуст и безлюден. А вот с другой… С другой стороны мы видели всех тех, кто отстраивал и восстанавливал этот город.
Миллионы и миллионы диких свинолюдей стояли, словно упёршись в некую невидимую черту, и жадно смотрели на нас сквозь прозрачное лобовое стекло, однако ни один из них не отваживался нарушить неведомый нам тайный запрет и ступить ногой в город. Это было жуткое зрелище – необозримое полчище монстров, растянувшееся в стороны на много километров вокруг, стояло от нас на расстоянии вытянутой руки, но не двигалось с места, только хищно тянуло к нам свои страшные руки.
Мы повыходили из авто и стали в отдалении от тварей, размышляя как же нам теперь поступать.
- И что мы будем делать? – спросил Денис. – На машине нам не проехать, тут нужен танк, никак не меньше.
- А если посигналить? – попробовал я отпустить шутку, но парни как-то не очень были настроены на юмор.
- Я думаю, нам ничего не остаётся, кроме как поехать туда, откуда мы пришли, и потом ехать по объездным дорогам. – высказал своё мнение Дима. – Так, разумеется, в разы дольше, но тут мы однозначно не проедем, нечего и думать. Кстати, у нас есть там обезболивающее, аспирин или что-то такое? Голова болит, прямо раскалывается. Я, наверное, слегка простыл, пока сидел голый в той сырой камере, где нас держали.
- Нет у нас ничего. – огорчил я Дмитрия. – Наши лекарства были в сумке, а её Света не приносила.
Упоминание этого имени заставило нас вновь вспомнить какую утрату мы только что понесли, и кому мы должны быть благодарны за своё спасение. На какое-то краткое мгновение между нами воцарилось молчание, а потом вдруг вдали раздался шум вертолёта и мы, совершенно не сговариваясь, одновремённо выдохнули одно слово:
- Погоня!!!

Да, это была именно погоня. Свины, обнаружив своего лидера и его первую помощницу мёртвыми, решили, что это мы их убили, и теперь преследовали нас на боевом армейском вертолёте. Раздумывать было некогда.
- Я сяду за руль! – крикнул Дима, и мы бросились в машину.
Резко развернув авто, Дима на полной скорости погнал его по пустым улицам Петербурга. Несколько машин невесть откуда вынырнули нам за нами вслед, стараясь обогнать наш старенький порш, на котором почему-то раскатывал этот распроклятый Артур, хотя в его распоряжении были все машины мира, с явным намерением перегородить собой дорогу. Мы с Денисом сидели на заднем сиденье, пристегнувшись ремнями и вцепившись в подлокотник, чтобы не летать по салону потому, что Дима мчал, не разбирая дороги. Одна из машин со свинами поравнялась с нами, стекло задней дверцы опустилось и оттуда легко, словно это была пушинка, массивным ломом ударили по стеклу задней дверцы, прямо рядом со мной. Стекло разлетелось вдребезги, осколки полетели мне в лицо, я едва успел закрыть глаза. Свин, лет двадцати с виду, высунулся из преследующей нас машины и хотел запрыгнуть к нам в салон через пробитое ним отверстие, однако в момент его прыжка Дима поддал газу и свин шмякнулся позади порша на асфальт.
Что-то грузное, с глухим звуком удара, свалилось сверху на машину, и почти тут же сильная рука свиномонстра пробила железную крышу, едва не задев пухлыми пальцами Денисовскую макушку. Легко, словно это была бумага, а не металл, свин продрал приличную дыру в крыше, и собирался запрыгнуть к нам в салон, но Денис выпустил ему прямо в лицо длинную очередь из автомата, и монстр слетел с крыши на тротуар.
Впереди показался мост, и Дима слегка пригнулся, ожидая там засады, как вдруг две ракеты, выпущенные из вертолёта, летевшего позади нас, обогнали нашу машину, обдав её шлейфом густого дыма, и проделали огромную дыру посреди этого моста, окутав его клубами огня и дыма. Дима среагировал моментально, резко повернув машину вправо и погнав её по узкой дороге вдоль набережной.
Из боковой улочки вылетела Волга новой модели и врезалась в нас сзади, слегка протаранив багажник. От сильного удара и большой скорости наш порш развернуло, но Дима снова показал себя на высоте, выполнив блестящий разворот и незамедлительно продолжив наше бегство.
Волга, перегородившая собой дорогу и слегка заглохшая от удара, дала нам несколько секунд форы. Однако ни один из нас не знал города, куда ехать мы не знали, и поэтому радоваться спасению было ещё рано. Впереди на дорогу выскочил какой-то свин в чёрном свитере. Дима вдавил до упора педаль газа, собираясь протаранить монстра, но мы не рассчитали силу этих созданий. Едва лишь мы приблизились к нему, как свин высоко подпрыгнул вверх и приземлился на капот нашего авто. Его сильные пальцы пробили металл и крепко вцепились в капот, чтобы не быть снесённым набок силой инерции. В следующую секунду свин нагнулся вперёд и нанёс своей головой страшный удар по лобовому стеклу, имея явное намерение разнести его вдребезги. Но тут свина ждал сюрприз. Стекло покрылось миллионом мелких трещин, но не разбилось. Мысленно я воздал хвалу изобретателю небьющихся стёкол, хоть и понятия не имел, кто их придумал. Дима резко дал по тормозам, ремень безопасности глубоко врезался мне в тело, но цель была достигнута - свин слетел с капота вместе с кусками железа в своих сильных руках. Не успел он подняться, как Дима проехался по твари, припечатав его к асфальту.

Всё происходящее напомнило мне мой сон, и я сильно пожалел, что наяву у нас нет ни одной гранаты. Сейчас бы они нам очень пригодились.
Дима гнал дальше, выехав на какой-то длинный проспект, как вдруг впереди нас завис тот самый вертолёт и выпустил ракету по дороге прямо перед нами. Огромная дыра, образовавшаяся в асфальте, заставила Диму свернуть с проспекта и поехать через какие-то дворы. По крайней мере, стало ясно одно – убивать нас свины вовсе не собираются. Это давало надежду.
Петляя через многочисленные арки и переходы, Дима слегка сбил наших преследователей с толку и в итоге мы выскочили на пустынную улочку с сохранившимся указателем «Москва». Мы летели по ней, питая надежду покинуть пределы этого адского города и оторваться от своих преследователей, затерявшись где-то в пути.
Вертолёт стрекотал где-то сбоку, мы мчались во весь опор, как вдруг Дима резко сбавил скорость, прижался к обочине, полностью заглушил двигатель и, повернувшись к нам, сказал:
- Сидите тихо и не двигайтесь, иначе мне придётся перебить вам ноги!

Только сейчас я заметил, что глаза Димы усеяны красными свиными прожилками, а на затылке пробивается редкая поросль свиной щетины…

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Дима стоял у машины и наблюдал за тем, как вдали приземляется преследовавший нас вертолёт. Мы с Денисом покорно сидели на заднем сидении и ждали того, что уготовила нам судьба.
- Как это могло произойти? – шёпотом спросил у меня Денис. – Мы ведь всё время были вместе, нас ничем не кололи. Разве что, когда развели по комнатам, но Димка бы сказал, если бы что-то такое было. Я ничего не понимаю.
- Не забывай, что грипп – это воздушно-капельная инфекция. – ответил я Денису. – Человеческий, свиной или куриный – без разницы. Ты гриппом переболел, у меня иммунитет, а Дима был простым человеком, который постоянно контактировал с заражёнными людьми. Вполне логично, что он мог заразиться и заболеть. Это самое простое объяснение.
- Ну да… - задумчиво почесал голову Денис. – И что мы теперь будем делать? Знаешь, я тебе честно скажу – у меня рука не подымится убить Диму.
- Думаю, нам это и не удастся. – успокоил я Дениса и указал ему в сторону вертолёта.

От приземлившегося боевого вертолёта к нашей машине следовала небольшая процессия – крупный свин лет сорока, и шесть свинов помоложе, поспешавших за его быстрыми шагами немного позади, явно давая понять всем своим поведением, что этот свин их неоспоримый повелитель. Про себя я назвал их охранниками – просто потому, что на то было похоже.
Свин-лидер приблизился к нашей машине. Пятеро его охранников стали неподалёку, а оставшийся свин подошёл со своим боссом к нашему потрёпанному авто. Главенствующий свин заглянул к нам в салон, осмотрел меня и Дениса пронзительным колючим взглядом и сказал как бы сам себе:
- Очень хорошо.
Потом он выпрямился, подошёл к Диме и, взяв его за руку, как-то радушно и дружелюбно ему сказал:
- Ты теперь с нами, брат. Я…
На этих словах глаза свина закатились куда-то вверх, ноги подкосились и он грузно рухнул к ногам Дмитрия. Это было столь неожиданно, что какое-то мгновение мы сидели полностью оторопевшие, не в силах понять, что же произошло. Свины вокруг пооткрывали рты и с недоумением смотрели на своего босса, ни с того, ни с сего упавшего на землю. Денис сзади навалился на меня, пытаясь глянуть через моё плечо в разбитое окно на лежащего внизу монстра.
Дима, благодаря свиной природе мысливший гораздо быстрее нас, посмотрел на свою ладонь, которую только что пожал ему свин-лидер, а потом, как-то медленно и задумчиво, словно проверяя внезапно возникшую у него догадку, протянул руку к стоящему рядом свину-охраннику и нежно коснулся пальцами его щеки. Свин протяжно охнул и грохнулся на землю, прямо на мёртвое тело своего босса.
И тут меня озарило – Дима заразился не просто свиным гриппом, а именно штаммом Артура Николаевича, ужасным A/H1N1.8! Теперь его руки стали ужасающе грозным оружием, несущим смерть всему живому – вот только прочие свины, похоже, этого не поняли. Наверное, далеко не всем свинам рассказывали о новых и не совсем удачных экспериментах их свиного руководства. Я увидел, как монстры достали откуда-то из-за спины огромные, явно сделанные специально для свинов, электрошокеры, и ринулись на Димку со всех сторон. Помню, я ещё тогда подумал, что раз они таскают с собой такое оружие, то, должно быть, в рядах свинов не всё так радужно и идеально, как можно подумать. Но далее размышлять времени у меня не было. Всё последующее произошло настолько быстро, что у нас с Денисом не было ни секунды, чтобы подумать о чём-то ещё, кроме спасения своих жизней.

Увидев атакующих его свинов Дима сделал несколько шагов вперёд и предостерегающе поднял руку, пытаясь показать, что он им вовсе не враг. Но свины не собирались останавливаться. Они знали одно – их босс приблизился к людям, которых они только что преследовали, и сейчас лежит мёртвым на земле. Поднырнув под руку Димки первый свин ткнул в него шокером и Дима упал на колени от передёрнувшего его тело мощного разряда. Второй свин, подоспевший на помощь, хотел ткнуть своим оружием Дмитрию в затылок, но Дима ловко уклонился и как-то совершенно автоматически перехватил руку атакующего его монстра. Ноги свина тут же подкосились, и его мёртвое тело по инерции покатилось далеко вперёд, по-прежнему крепко сжимая в сильных руках электрошокер.
Уворачиваясь от подбежавших остальных троих монстров Димка вскочил и, с просто нереальной быстротой, ринулся в сторону, но, как я предполагаю, он ещё не до конца освоился со своими новыми способностями потому, что набрал очень большой разгон и, не сумев затормозить, с размаху врезался в наше авто, оставив в дверце возле меня глубокую и очень отчётливую вмятину. Звучит это, как я и сам понимаю, немного комично, однако ни мне, ни Денису, на тот момент смешным это не показалось. От мощного удара Димкиного тела в машине потрескались все остальные стёкла, да и само авто немного сдвинулось вбок. До смерти перепуганные, мы с Денисом выскочили через его дверцу и укрылись за машиной, наблюдая за этой чудовищной схваткой монстров.
Один из свинов сильным прыжком оказался возле Димы, но так ничего и не успел сделать потому, что Дима, быстро как молния, увернулся от его шокера и, как мне показалось, опять таки повинуясь старым людским оборонительным инстинктам, нанёс свину удар в челюсть. Отброшенный ударом кулака, монстр отлетел на несколько метров назад и больше уже не подымался. Оставшиеся три свина перегруппировались и прекратили свои попытки прямой атаки. Теперь они медленно окружали Дмитрия со всех сторон, стараясь держаться от него на расстоянии и готовясь к совместному нападению.
- Подождите! – прокричал им Дима. – Я с вами, я один из вас, братья!
Но четыре мёртвых тела свинов, лежащие рядышком в лужицах собственной крови, вытекающей у них из ушей и рта, были намного более весомым аргументом против Димы, чем его словесные заверения. Дружно, по какой-то неуловимой команде, свины вместе бросились на своего неожиданного противника. Не сумев увернуться сразу от всех, Дима получил два мощных разряда – один в спину, другой в бок. Это сбило его с ног и он упал. Один из свинов бросился сверху на Диму, пытаясь нанести ему разряд в лицо, но Димка подогнул колено и с силой ударил свина в живот ногой. Удар был просто чудовищный, я ещё раз удивился сколько же силы кроется в этих монстрах. Тело свина взлетело высоко вверх и с глухим звуком упало на нашу многострадальную машину, окончательно помяв и без того разодранную крышу. Однако, по всей видимости, монстру это падение нисколько не навредило потому, что он мигом скатился на землю и снова бросился в бой, который и не думал прекращаться.
Отбросив ногой свина, Дима вскочил, но тело, сотрясаемое от электроразрядов, плохо слушалось его. Один из нападавших воспользовался этим и ткнул шокером Димке в затылок. Неожиданно быстро рука Дмитрия взмыла вверх и ухватила свина за запястье прежде, чем тот успел среагировать – и они вместе упали на землю. Тело Димки корчилось в судорогах, и оставшиеся два свина подскочили поближе, надеясь расправится со своим противником, но тело их мёртвого собрата, навалившееся на Диму сверху, мешало им нанести точный и окончательный удар. Кроме того Дмитрий, хоть и не вполне владевший своим телом, но всё таки угрожающе махал вокруг себя руками, пытаясь ухватить атакующих за ноги, а свины были достаточно умны, чтобы догадаться где таится источник опасности, и старались держаться от его смертоносных ладоней подальше. Это дало Диме пару драгоценных секунд, которых ему вполне хватило, чтобы оправится и сильным ударом отшвырнуть мёртвое тело, укрывавшее его сверху, в одного из двух оставшихся в живых монстров. Несчастный свин ещё не успел даже толком увернутся от летящего в него мёртвого собрата, как Дима уже оказался рядом с ним и ухватил монстра рукой за шею. Свин умер почти моментально и какое-то мгновение Дима с лёгкостью удерживал своего поверженного врага на весу, но тут к нему сзади подлетел последний свин-охранник и сразу двумя шокерами нанёс Диме двойной разряд в голову. Каким-то отчаянным жестом наш друг махнул руками назад, пытаясь ухватить противника, но тот ловко увернулся и в один момент оказался спереди Дмитрия, снова поразив его двумя разрядами, на этот раз в живот и грудь. Дима упал на землю, руки и ноги, сводимые невероятными судорогами, уже ему не подчинялись. Свин увернулся от очередной попытки Димки ухватить проворного монстра и ещё раз ткнул шокерами Диме в голову. Движения Дмитрия утратили всякую скоординированность и, похоже, больше он угрозы уже не представлял. Но, надо так понимать, свин был очень напуган стычкой с таким непонятным противником потому, что стал беспорядочно бить тело Димы разрядами, как бы пытаясь обеспечить себе гарантию, что тот больше не встанет.

Вот тут у меня и созрел план. Жестом я показал Денису соблюдать тишину, ухватил меч, лежавший на заднем сидении, и быстро побежал к свину, который был от меня всего в каких-то трёх метрах. Думаю, при иных обстоятельствах, я бы не подобрался к нему и на это короткое расстояние, но сейчас монстр был так увлечён истязанием нашего приятеля, что ощутил моё присутствие только когда меч уже рассекал воздух, быстро приближаясь к его обнажённой и неприкрытой шее.
Я отсёк голову свина одним ударом, и меня даже немного занесло в сторону потому, что я, неприученный ранее рубить головы, вложил в этот удар все свои силы без остатка. Туловище монстра мягко упало на корчащееся в агонии тело Димки, а голова откатилась чуть в бок, наблюдая за всем происходящим каким-то изумлённым и даже слегка обиженным взглядом.
- Вакцину! – крикнул я Денису, и Денис мигом нырнул в машину, выискивая нашу сумку.
Я же тем временем сорвал с двух лежащих рядышком трупов их жилетки и набросил эту одежду на руки Димы, моля Бога о том, чтобы тот не очнулся раньше, чем я завершу его исцеление. Подбежал Денис и ткнул мне контейнер. Я открыл крышку, обмакнул кончик пальца в вакцину и, приоткрыв Диме рот, капнул ему на язык одну маленькую капельку нашего лекарства, очень надеясь, что не убью его этим. Несколько секунд всё было тихо, а потом вдруг Дима широко распахнул глаза, его тело выгнулось дугой и он издал протяжный, наполненный невыносимыми страданиями, вопль. Я отскочил от него и оттащил подальше Дениса. Диму несколько раз подбросило на земле, а потом густо вырвало кровью. После этого он затих и на его лбу появилась та самая липкая испарина, которую я уже видел у Жени и Дениса, когда они выздоравливали.
- Думаешь, это сработает? – негромко спросил у меня Денис.
- Думаю, что ничего лучшего мы для него уже сделать не сможем. – ответил я ему. – Нам надо быстро убираться отсюда. Скоро свины поймут, что их второй лидер тоже запропал, и снарядят новую погоню.
- Но как нам это сделать? – растерянно спросил Денис и как-то мечтательно покосился на вертолёт.
Я перехватил его взгляд и сразу возразил:
- Про это можешь и не мечтать. Нам не поднять эту штуку в воздух. А если и поднять, то уж точно потом нормально не приземлить. Будем искать авто.

Сделать это было сложнее, чем сказать. Проклятые свины начисто вылизали город и невесть куда попрятали все машины. Но, рассудив здраво, я подумал, что перегонять все автомобили многомиллионного города было бы слишком хлопотно, и предложил Денису разделиться, чтобы мотнутся по подземным гаражам окружающих нас строений.
Я не ошибся. Свины и правда затолкали все автомобили в подземные гаражи, только расположение машин больше указывало на то, что их туда заносили вручную, а не загоняли своим ходом. В четвёртом по счёту здании мы нашли авто, которое смогли выгнать наружу, быстро погрузили на заднее сиденье Диму, предварительно крепко связав его буксировочным тросом, и через час уже выехали за пределы Питера, устремившись к Петрозаводску, в котором, вероятно находилась последняя надежда всего человечества.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Денис вёл машину, а я сидел рядом с ним и просто бездумно смотрел на дорогу. Погода испортилась окончательно. Дождь лил как из ведра, вокруг сверкали ослепительно яркие молнии, а на заднем сидении измученно постанывал всё ещё находящийся без сознания Дима.
Денис поглядел на нашего друга в зеркало, а потом спросил у меня:
- Как думаешь – что будет, если свины победят?
Мне не особо хотелось вдаваться в такое пустое теоретизирование, но всё таки я решил поддержать беседу:
- Ничего страшного не произойдёт, я думаю. Просто мир станет иным, вот и всё. Ну, как вот динозавры – жили они себе, жили, тоже, наверное, думали, что их мир замечателен. А потом вымерли, и мы заняли их место. И ничего, Земля всё так же вращается вокруг Солнца.
Денис удивлённо посмотрел на меня, пытаясь понять шучу ли я или говорю серьёзно.
- Я всё это к тому говорю, - пояснил я Денису. – что от смерти человечества в его теперешнем виде пострадает только само человечество. Эра людей кончится, начнётся эра свинов.
- И ты так спокойно про это говоришь? – возмутился Денис.
- А что мне ещё делать помимо того, что мы уже сейчас делаем? – спросил я у него. – Сможем остановить монстров – отлично. А не сможем – значит жизнь на планете примет несколько иную форму, вот и всё.
Денис как-то осуждающе покачал головой, словно пытался сказать «Никогда этому не бывать» и больше тему победы свинов не подымал.

Под утро у нас стал заканчиваться бензин. Большая часть заправок уже не работала и мы вот-вот должны были остановиться, когда вдруг судьба улыбнулась нам, и мы отыскали нормально работающую колонку. Дождь уже прекратился, оставив после себя огромные грязные лужи везде и повсюду.
Заправив полный бак, мы стали искать по заправке какую-нибудь канистру, чтобы и туда набрать топлива, как вдруг левое переднее колесо хлопнуло и стало шумно спускать воздух. Я ещё ничего не успел подумать, как вслед за ним лопнуло и колесо правое, и вот тут-то я понял, что по нам стреляют. Повалив Дениса на землю, прямо в лужу, я потащил его за машину, ища там укрытия.
- Что такое? – перепугано спросил Денис, когда мы залегли за задними колёсами.
- Кто-то только что прострелил нам передние колёса. – шёпотом пояснил я Денису и осторожно заглянул под авто, поглядеть не идёт ли кто к нам.
Какое-то небольшое время было тихо, а потом я услышал громкий мужской голос:
- Эй! Эй, мужики, выходите! Выходите, не бойтесь, я не буду стрелять. Я только хотел проверить не твари ли вы.
Пока я думал отвечать или не отвечать, незнакомец снова подал голос:
- Я иду к вам, не вздумайте сдуру пальнуть в меня!
Пару секунд я ещё пребывал в нерешительности, а потом взял пистолет наизготовку и вышел из укрытия. Денис прикрывал меня сзади. Навстречу мне двигался высокий молодой мужчина в лёгком маскировочном костюме. В руках он держал винтовку с оптическим прицелом. Увидев меня, он демонстративно отвёл её в сторону, показывая, что не собирается стрелять.
- Не бойтесь, - сказал он мне, подойдя на расстояние пяти метров и остановившись. – Я лишь хотел удостовериться, что вы люди, а не эти монстры.
- Каким образом? – спросил я у него.
- Ну как каким? – удивлённо ответил незнакомец, и по его лицу было видно, что он считает ответ весьма очевидным. – Я же стрелял в колёса, а не вам в головы. Поверь мне, думал бы я вас уложить – вы бы тут уже не стояли. Нет, я специально пальнул по авто, и когда увидел, что вы прячетесь, то сразу понял, что вы люди потому, что те твари от пуль не защищаются, а прут на них как танки.
Здесь я решил, что пора сделать и мне знак доверия, и спрятал за спину свой пистолет.
- Кто ты? – спросил я у незнакомца.
- Кто я? – переспросил он. – Зовут меня Алексей. Раньше был электриком, сейчас вот отстреливаю тварей. А вы кто такие?
- Мы едем в Петрозаводск с секретным заданием от правительства. – сказал я и увидел как лицо Алексей удивлённо вытянулось.
- Даже так? – он переложил винтовку из руки в руку и задумчиво почесал затылок. – А в Петрозаводске есть выжившие?
- Были, насколько нам известно. – вышел наконец из-за машины Денис. – И мы очень надеемся, что ещё остались. А почему ты спрашиваешь?
- Да просто я тут остался один, и сам долго не протяну, вот и подумал, что может вы меня возьмёте с собой, и я там примкну к остальным?
Такая просьба от человека, с которым мы только что познакомились, была немного неожиданна, и я немного растерялся. Чтобы капельку потянуть время, я задал отвлекающий вопрос:
- Как понять «я тут остался один»?
- Нас было десять человек. – начал свой рассказ Алексей. – Когда начался весь этот адский кошмар, мы вместе смогли улизнуть от смерти и тогда решили вести партизанское сопротивление, в надежде отыскать большую группу выживших. Несколько месяцев всё было как бы в норме. Мы заманивали монстров в ловушки и уничтожали их. Но потом мы впервые наткнулись на новую тварь. Думаю, вы про них знаете, если работаете на правительство.
- Ты хочешь сказать, что внешне он был очень похож на человека, а не на тупого зомби? – подсказал я Алексею.
- Именно! – в его глазах заблестела горечь утраты и сожаления о невозможности развернуть время вспять. – Ни гноя, ни хрюканья – человек человеком. Мы подошли к нему, думали, что нашли ещё одного выжившего, и тут эта тварь напала на нас. Меньше чем за пол минуты он голыми руками перебил семь человек, пока мы не отстрелили ему башку, при этом прикончив случайно ещё одного своего. После этого мы с напарником стали очень осторожны, и даже толком не знали в кого можно стрелять, а в кого нет. За те два месяца, что мы провели вдвоём, тут проезжало несколько машин с людьми, но мы их не трогали, опасались по ошибке убить простого человека.
- А где твой напарник сейчас? – спросил я. – Почему не выходит?
- Он умер. – пояснил Алексей. – Около недели назад, от приступа аппендицита. Куда мне было его везти, где искать врача, чтобы сделать операцию? Он просто умер и всё. Именно поэтому я решил рискнуть и подойти к вам. Я увидел у вас оружие, а те твари почти ничего не носят с собой, вот я и подумал – а вдруг?
- И ты не придумал лучшего способа, чем прострелить колёса на машине, на которой хочешь ехать с нами? – упрекнул я нашего нового знакомого.
- У меня всё предусмотрено. – несколько поучительно ответил Алексей. Из-за туч выглянуло солнце, и он одел солнцезащитные очки. – Здесь, не далее километра, стоит такое же авто, только не на ходу. Снимем колёса оттуда и поменяем. Ну не мог же я просто так взять и подойти к вам! А вдруг вы бы оказались тварями? Я хотел проверить, мне как-то не очень было бы интересно валяться на земле с переломанной шеей. Так что скажете? Возьмёте меня? Продуктовые запасы, и запасы воды у меня есть, есть и немного оружия. Я буду вам полезен в пути. Я метко стреляю, и опыт выживания у меня есть. А здесь я рано или поздно сдохну, да и пользы от меня тут никакой. Один в поле не воин, как говориться.
Я никак не мог отделаться от мысли, что знаю этого человека, но откуда и кто он вспомнить не мог. Денис стоял рядом и выжидательно смотрел на меня.
- Мы не знаем, что ждёт нас в Петрозаводске, - сказал я Денису. – поэтому лишний ствол нам никак не помешает.
И повернувшись к Алексею сказал ему:
- Хорошо, поедешь с нами.
- Отлично. – Алексей явно обрадовался. – Я не буду спрашивать, что у вас за задание, сочтёте нужным сами расскажете, ну а пока пошли, заберём колёса.
- Думаю тебе стоит пойти одному, нам нужно охранять товарища. – кивнул я в сторону Димы, всё ещё пребывающего без сознания. – Ты имеешь опыть выживания в данной местности, поэтому справишься без труда.
Алексей только сейчас поглядел на заднее сидение нашего расстрелянного авто:
- А что с ним? У меня просто есть всякие лекарства…
- Он заразился. – я решил ничего не сочинять и сказать правду.
При этих словах наш новый знакомый инстинктивно схватился за свою винтовку и сделал шаг назад:
- То есть как? Он – один из этих тварей?
- Нет, он принял лекарства и сейчас приходит в себя. – твёрдо ответил я, смотря в глаза Алексею.
Он какое-то время всё ещё прижимал к себе винтовку, а потом расслабился и как-то облегчённо выдохнул:
- Так значит есть лекарство? И вы по этому поводу едете в Петрозаводск? Всё понятно. Ну ждите, я скоро.
И он ушёл.

Алексея не было добрый час, а потом он наконец пришёл, с трудом толкая перед собой два непослушных колеса.
- Вы бы хоть помогли, парни. – крикнул он нам издалека. – Я уже замахался тут вообще.
Денис помог ему подкатить колёса, вместе они поддомкратили наше авто и Денис начал пытаться снять простреленные колёса, но что-то у него это никак не получалось. Алексей стоял рядом и скептически наблюдал за его бесплодными попытками, попивая пивко из стеклянной бутылки.
- Крестовина неудобная, маленькая очень. – как-то оправдательно сказал ему Денис, ощутив на себе этот осуждающий взгляд.
- Да не в крестовине тут причина, а в кривых руках. – сердито сказал ему Алексей и, поставив своё пиво на колонку протянул руку к Денису. – Дай сюда.
И тут меня осенило!!!
- Ты Укур? – спросил я у Алексея.
- Что? – он удивлённо выпрямился и посмотрел на меня глазами полными изумления. – Что ты сказал?
- Я узнал тебя. – теперь я точно вспомнил где видел этот скептический прищур. – Ты Укур, мы с тобой давно знакомы. Я – Мастер Готики. А этот парень – никто иной, как Dedroit.
Модостроитель Ukur, перед самой эпидемией вдруг поменявший ник на Мухомор. Я хорошо знал его и много общался с этим человеком. Так же я видел несколько его фотографий, и хоть жизнь с тех пор сурово потрепала его, но сущность характера осталась неизменной, и именно это помогло мне вспомнить. Сейчас он стоял передо мной, настолько растерянный, что это было трудно описать словами.
Да уж, мир, оказывается, и правда очень тесен.

Спустя час мы ехали по дороге, весело и непринуждённо общаясь. Атмосфера напряжённого недоверия исчезла и на душе у нас было так легко, словно война уже выиграна. Встретить старого друга посреди тотальной разрухи и царящей везде смерти – это, знаете ли, очень сильно ободряет. До пункта нашего назначения оставался всего один день пути.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Машина неслась по мокрому пустынному шоссе, Денис снова сидел за рулём, наш новый соратник по борьбе со свинами удобно расположился на переднем сидении, а я делил заднюю седушку с пребывающим в отключке Дмитрием.
Надо сказать, что собеседником Укур был неважным. В основном он предпочитал слушать, а если что-то и говорил, то только по делу и до крайности скупыми фразами. Я к этому привык ещё со времён наших бесед по аське, а вот Денис, которому хотелось поболтать с Алексеем, был немного обескуражен. Он рассказал Укуру про нашу встречу со Светой и про то, что в рядах свинов всё далеко не так гладко и слажено, как может показаться, изложил свои мысли о том, что мы можем найти ещё таких же заражённых, которые не переродились внутренне и, возможно, сможем использовать их в протекающей войне, на что Алексей только понимающе кивнул головой и, продолжая смотреть впереди себя на дорогу, сказал:
- Полезное.
Такой подход Укура к разговорам очень быстро отбил у Дениса охоту делиться мыслями и дальше мы ехали молча, думая каждый о своём. Когда впереди замаячил дорожный знак черты города, Алексей потребовал остановиться:
- Дальше нам нужно идти пешком. – сказал он. – Если твари выставили караулы, то на машине запалят в одну секунду.
- Но как нам быть с Димкой? – обеспокоился Денис. – Мы ведь не можем его бросить.
- Мы можем немного выждать. – предложил я. – Он находится без сознания достаточно долго, но дышит уже ровно, больше похоже на сон. Если вспомнить, как вели себя Женя и Денис, то я бы сказал, что Димка скоро придёт в себя.
Эта идея ни у кого не вызвала возражений. Мы свернули с дороги, укрылись в кустах и мирно присели перекусить запасами Алексея.
Смеркалось. Комары донимали безбожно, жаля везде, куда только могли достать. Странно, однако Дениса дурацкое комарьё не кусало вовсе. Наверное состав его крови, после перенесённого свиного гриппа, стал для них каким-то не деликатесным. Ну, что же, хоть маленький, а всё таки прок от такой хвори есть.
Основательно набив брюхо, Денис снова воспылал желанием поговорить о будущем:
- Как думаете, - спросил он, ковыряя спичкой в зубах. – если мы победим в войне, то как скоро люди смогут вернуться к прежнему образу жизни?
Я, по выражению глаз Алексея, догадался, что он собирается сказать Денису в ответ что-то колючее и поспешил опередить его:
- Я полагаю, что возврата к прежней жизни уже не будет никогда.
- Как это? – мой ответ так удивил Дениса, что он чуть не подавился своей спичкой, да и Алексей с интересом покосил на меня глазом.
- Ну вот так вот. Не будет. – пояснил я. – Понимаешь, если бы эпидемия привела только к зомбированию людей, как это было вначале, то с уничтожением или исцелением последнего больного война была бы завершена. Но ситуация значительно осложнилась. Появились свины нового вида, почти неотличимые от людей. Именно поэтому отныне и навсегда человечество будет помнить об этой угрозе, принимая соответствующие меры. Думаю, что на первые несколько десятилетий установится какой-то тотальный военный контроль, дающий право проверять любого, кто покажется подозрительным.
- Думаешь? – недоверчиво спросил Укур.
- Уверен. – ответил я ему. – То, с чем мир столкнулся на этот раз, страшнее всех мировых эпидемий вместе взятых. Соответственно и меры будут драконовские. В чём-то это будет оправдано, хотя конечно без злоупотреблений и «охоты на ведьм» не обойдётся.

Мирное течение нашей беседы прервал слабый голос Димы, раздавшийся в вечерней тишине:
- Сашка! Денис! Где вы?
Бросив всё мы поспешили к нему. Дима пришёл в сознание и теперь с удивлением рассматривал трос, который опутывал его тело.
- Что произошло? – спросил он, с тревогой глядя то на меня, то на Дениса. – Почему вы меня связали? И почему я ничего не помню об этом? И потом – кто это с вами?
От чего зависит сохранность воспоминаний при исцелении от свиного гриппа – непонятно. Денис помнил всё, а вот Дмитрий воспоминания не сберёг. Странно всё это…
Мы рассказали Диме обо всём, что произошло с момента, когда он переродился. Дмитрий, как я и ожидал, воспринял всё холодно и спокойно.
- А сейчас я здоров? – спросил он.
Я осмотрел ему затылок – свиная щетина осыпалась и лишь кое-где ещё торчали отдельные волоски.
- Думаю, что ты уже здоров, - сказал я ему. – однако меня беспокоят твои руки.
- А что с ними? – удивился Дима.
- Мы не знаем убрала ли вакцина ту смертоносную способность, которой наделил их штамм Артура. – объяснил я ему свои опасения. – Поэтому нам всем будет спокойнее, если ты пока что будешь носить рукавички.
И я протянул Диме парочку кожаных перчаток, которые предусмотрительно прихватил из одной колымаги, когда мы бродили по подземным гаражам Питера, выискивая себе авто.

Алексей настоял на том, чтобы начинать поиски опорного пункта утром.
- Ночью мы видим гораздо хуже этих тварей. – высказал он свои опасения. – Если они выследят нас, то перебьют как слепых котят. Днём же у нас будет гораздо больше шансов и пройти незамеченными, и, если вдруг чего не так, просто убежать.
- Я думаю это благоразумно. – согласился с ним Дима. – Я не верю, что свины сидят в засадах, это на них вовсе непохоже. Скорее всего они торчат на открытой местности, где-то посреди дороги, однако в потёмках, в городе без освещения, мы их просто-напросто не разглядим.
На этом и порешили. Установив очередность несения караула, мы предались ночному отдыху, на который, право же, заслужили как никто другой.

Рано утром, перекусив на скорую руку, мы стали медленно пробираться в глубь города. Где искать этот центр сопротивления – никто себе даже не представлял. Петрозаводск, на самом деле, город чертовски большой, и мест, где можно было бы укрыться от нашествия тварей, там предостаточно. Однако, похоже, что Алексей имел готовый план действий, которым, впрочем, не собирался ни с кем делиться. Он просто отдавал команды, ожидая нашего беспрекословного подчинения.
Первым делом он обшарил ближайшие машины такси и автобусы, которые встретились нам по пути, и, наконец, разжился картой города. Там он отметил наиболее вероятные пункты укрытия и повёл нас методично осматривать каждый из них. Очень скоро я понял в чём заключалась тактика Алексея, и был приятно удивлён глубокомыслием этого скупого на слова человека. Суть его предположений заключалась в том, что после недавней мировой атаки разумные свины не стали целенаправленно уводить свою дикую армию куда-то в специально оборудованное место, а просто бросили их там, где вёлся бой. Это было разумно, ведь, во-первых, вести куда-то сотни тысяч людей дело непростое, а во-вторых, в случае повторения атаки армия была бы уже на месте. Ну, и в-третьих, люди, сидящие в центре сопротивления оказывались в ловушке, пока их окружала толпа агрессивных и голодных свинов, и не имели возможности сбежать –  что для нашей маленькой группы, конечно, было не сильно хорошо потому как пробраться внутрь центра становилось почти нереально.
Предположение Алексея, похоже, было верным. С осторожностью двигаясь по городу мы нигде не встречали свино-монстров. Улицы были пусты, хотя и усеяны остатками разложившейся плоти, а местами и белыми костями, со следами зубов толи диких животных, толи диких свинов. Далеко за полдень мы добрались в район судостроительного завода «Авангард» и ещё издали увидели маячивших то тут, то там монстров. Некоторые из них просто слонялись туда-сюда, то и дело спотыкаясь через рельсы проходящей рядышком железнодорожной ветки, некоторые поедали какую-то падаль с земли, вкусно приплямкивая при этом на всю округу. Но большая часть заражённых толпилась вокруг серого здания завода, окружая его плотным, непроницаемым живым кольцом.
Укур оставил нас в укрытии, а сам сделал большой круг, обойдя вокруг завода, чтобы оценить ситуацию и вернулся к нам, ожидающим его вердикта.
- Ну что там? – спросил Денис, едва лишь Алексей оказался рядышком.
- Хреново. – ответил тот и полез в наши котомки, чтобы выпить немного воды.
Мы все стояли вокруг него, в ожидании более развёрнутого ответа, и Алексей, отпив водички и увидев на себе наши выжидающие взгляды, сердито спросил:
- Что? Я же сказал – всё хреново.
Видимо поняв, что одним коротким «хреново» ему не отделаться, он присел на старую скамеечку и рассказал всё более детально:
- Трубы теплотрассы, ранее подходившие к зданию, обрезаны. Окна заварены цельными листами метала на два этажа в высоту. Со стороны ворот вообще стоит укрепление из труб, чтобы рассеять атаку большой толпы. Без содействия тех, кто внутри, пробраться туда нам явно не светит. Вообщем, думать нужно. Я предлагаю залезть куда-то поспать, а то замотался я тут круги наматывать, с утра вместе помозгуем.

Так и закончился наш первый день в Петрозаводске. Центр, где мы могли найти поддержку и содействие, был совсем рядом, но нас отделяла от него многотысячная толпа обезумевших тварей, разогнать которых нам было явно не под силу. В этом была какая-то своеобразная ирония: мы так боялись, что не сможем добраться до центра, что столкнёмся с какими-то трудностями в пути, а всё вышло совсем наоборот – доехали мы как раз без всяких проблем, зато установить контакт со своими на месте оказалось почти невозможно. Но я не падал духом и в меру сил старался ободрить парней, ведь сложить руки в нашем случае означало обречь на погибель весь человеческий род.

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

На следующее утро, проснувшись на полу небольшой квартирки расположенного неподалёку от завода многоэтажного дома, где мы остановились на ночлег, я отыскал Диму и Алексея смачно покуривающими сигаретки на кухне. Денис, с выражением невинного младенца на лице, всё ещё мирно спал.
- Ну-с? – бодро спросил я. – Какие у нас будут идеи?
- Лично я думаю, что всё очень просто. – ответил после глубокой затяжки Дима. – Я ведь только что переболел свиным гриппом, а значит могу отпугивать монстров. Я просто пойду туда и всех их разгоню к чертям собачим.
- Ага. – хмуро и как-то очень уж скептично, больше чем обычно, ответил Укур. – И тамошняя охрана, увидев, что свины бегут от тебя, посчитают что ты – это ещё одна разумная тварь, после чего сразу же пустят в твой лоб разрывную пулю. Просто, чтобы не рисковать. Я бы так и сделал, точно тебе говорю.
- Ну а что ты предлагаешь? – сердито спросил у него Дима. – Как иначе нам пройти через эту адскую толпу?
- Думать надо. – ответил Алексей и с наслаждением выпустил изо рта пару колечек сизого дымка.
- Думать… - ещё более сердито повторил за ним Дмитрий. – Первый этап неизменен при любом раскладе – разгон тварей. Пока они там, ни мы в завод не войдём, ни заводчане к нам не выйдут.
- Согласен. – всё так же флегматично выпуская дымовые колечки ответил Укур.
Дима хотел ему на это ответить что-то очень сердитое, но тут в разговор вмешался подошедший Денис, который уже не спал и, по всей видимости, слышал весь этот спор:
- А что если Дима отгонит тварей, но к заводу подходить пока не будет? – сказал Денис. – Вместо него пойдём мы, только не просто так, а с белым флагом в руках. Я думаю они там, по крайней мере, нас выслушают. Ну, а мы уж постараемся их убедить в своей правдивости.
Укур погасил сигарету и, с интересом поглядев на Дениску, подмигнул всё ещё сердитому Диме:
- О, вот это мысля!

На том мы и порешили. Вырезав из белой простынки, найденной в приютившей нас квартире, небольшой флаг, наш маленький отряд, во главе с Димой, отправились к «Авангарду». Однако, здесь всё пошло немножечко не так, как мы ожидали. Как только Дима, который шёл немного впереди нас, стал приближаться к тварям, то крайние из них, вместо того, чтобы удирать без оглядки, отложили свои бесцельные блуждания и с любопытством стали вглядываться в направляющегося к ним человека. Убедившись, что глаза не обманывают их, и что навстречу к ним идёт настоящий, вкусный, пусть и совсем не упитанный, юноша, свины медленно, как бы ещё не вполне веря в своё счастье, побежали к оторопевшему от такого поворота событий Диме. Свины, гуляющие чуть поодаль, увидев, что их собратья куда-то бегут, тоже проявили интерес к такому нездоровому движению – и в итоге быстро возникшей цепной реакции вскоре на нашего Димку летела многотысячная толпа этих адских созданий. Секундочку постояв на месте, Дима круто развернулся и бросился прочь по направлению к городу, уводя всю эту хрюкающую свору подальше и от завода, и от нас. Денис было рванулся к нему на помощь, но Укур удержал его и мы укрылись за какой-то брошенной машиной:
- Куда ты ломишься? – сердито прошипел на Дениса Алексей. – Ты ему не поможешь. Мало того, ты видишь, что он бежит не к нам, а наоборот, уводит тварей? Он даёт нам шанс выполнить задание.
- Да, но… - Денис чуть не плакал, провожая во всю улепётывающего Диму сопереживающим взглядом.

Территория возле завода почти опустела. Мы развернули наш флаг и, дружно размозжив из автоматов головы парочке оставшихся тварей, быстро подбежали к воротам «Авангарда». Естественно, что всё происшедшее не прошло мимо внимания тех, кто сидел внутри. Когда мы приблизились к массивным металлическим воротам, то сверху на нас уже смотрела чья-то усатая и слегка перепуганная физиономия.
- Ну что ты вылупился, усатый? - сердито крикнул ему Укур. – Беги по быстрому к главному, скажи, что прибыли курьеры из Москвы с заданием от командования. И живо давай, твари сейчас вернуться!
Усатое лицо, не дожидаясь пока в его адрес полетят непечатные выражения, исчезло, а через пару минут вверху показалось другое лицо, безусое, с выражением дикой тревоги в глазах:
- Кто вы такие? – спросило безусое лицо.
- Вы там что – отупели все поголовно? – разорался Укур, то и дело оглядывающийся в ту сторону, куда наш Димка увёл монстров. – Сказано же по-русски – из Москвы, с заданием. Впускай давай, не сходи с ума, пока нас тут не порвали в клочья!
Безусое лицо тоже исчезло, а мы остались стоять у ворот, ожидая, что же будет дальше.
- Черти перепуганные, - нервничал Алексей. – Вот так и выполняй важные задания, когда каждый второй здесь круглый ду…
Высказать всё своё возмущение в полном объёме Алексею помешал скрип приоткрывающихся ворот. Мы быстренько проскользнули в узкую щёлочку и ворота за нами тут же закрылись. Однако оказались мы не во дворе завода, как того можно было ожидать. Мы очутились в небольшой металлической коробке, наподобие тамбура, рассчитанной на 3-4 человека максимум, из стен которой со всех сторон торчали пулемётные дула, призванные изрешетить любого, кто проникнет сквозь ворота. Бурые пятна высохшей крови у нас под ногами красноречиво свидетельствовали о том, что однажды эта постройка уже выполнила своё предназначение. Такой продуманный подход к обороне вызвал у меня уважение. Прямо напротив нас находилась узенькая и очень толстая металлическая дверь. В ней открылось маленькое окошко и некий суровый голос потребовал пояснить ему кто мы, откуда и почему пришли сюда. Тут я вспомнил, что в разных фэнтезийных кинофильмах такие столь важные посланники как я, всегда всех посылают подальше, требуя разговора только с лидером – и решил так не поступать. Вкратце, опустив все не ненужные детали, я рассказал о цели возложенной на нас миссии, после чего голос потребовал, чтобы мы поочерёдно просунули наши руки в окошко, дабы у нас взяли кровь на анализ касательно свиного гриппа. Затем мы ещё с полчаса торчали в этой будке из металла, а потом дверка с визгом отворилась и некий мужичок, плотного телосложения, пригласил нас войти на территорию завода.
- Вы, парни, зла не держите. – извиняющимся тоном сказал он. – Сами знаете время какое, осторожность не помешает.
- Угу. – удосужился ответить ему на это Укур. – Ну так что, ты тут главный или кто?
- Нет, я не главный. – улыбнулся в ответ мужичок. – Но я вас сейчас к нему отведу.
И он повёл нас на второй этаж какого-то небольшого здания, должно быть бывшего заводоуправления. По пути наш провожатый сделал остановку и, как-то озабоченно поглядев на нас, сказал:
- Только вы это…вы не смотрите на то, что он…кх-м…в годах… Тарас Семёнович – дед что надо, ветеран Великой Отечественной, военное дело знает на отлично. Именно под его руководством мы смогли подготовиться и успешно отбить атаку этих тварей. Это он обучил нас, как действовать слаженно, по-военному, иначе нас бы тут всех сожрали…
- И к чему ты нам это всё говоришь? – перебил я его. – Ты думаешь, что если собеседник стар, то мы его сразу запишем в идиоты?
- Ну, я просто сказал, мало ли что. – пожал плечами мужичок и махнув рукой повёл нас дальше.

Тарасом Семёновичем оказался действительно очень старый дед, с густыми седыми бровями и цепким, насквозь прожигающим взглядом. Он поджидал нас в небольшом кабинете, за столом, заваленном разными бумагами. Его руки слегка по-старчески тряслись, однако голос звучал властно и уверенно. Пригласив нас сесть, Тарас Семёнович вежливо попросил рассказать кто мы и с какой целью пришли – и я поведал ему всю нашу непростую историю, не утаив абсолютно ничего. Дедушка выслушал нас очень внимательно, ни разу не перебив, после чего достал из кармана папироску, помял её в руках, спрятал и, посмотрев на меня в упор, медленно, как бы подбирая правильные слова, сказал:
- Я понял всё то, что ты мне только что рассказал. И я понимаю всю важность поставленного перед вами задания. Однако я не смогу его выполнить.
Не дав мне хоть что-то сказать в ответ, Тарас Семёнович предостерегающе поднял руку и продолжил:
- Наша разведка обратила внимание на то движение, которое происходило возле реч.вокзала, и мы, в меру своих сил, выяснили что там твориться. Три недели назад туда прибыл отряд свинов, как вы их называете, всё здание полностью, я подчёркиваю – полностью, было обшито листами металла, а внутрь помещения закачан серный газ, не приносящий вреда этим тварям, но смертельный для людей. Таким образом, пункт вашего конечного назначения являет собой непробиваемый бункер, с ядовитым газом внутри. А у меня нет ни одного противогаза. Далее, в моём подчинении здесь находится около тысячи боеспособных и более-менее обученных людей. По данным нашего наблюдения, речной вокзал обслуживает около сотни разумных свинов. Получается, по 10 человек на монстра. У вас уже есть боевой опыт и вы сами отлично понимаете, что этого мало. Мы будем перебиты все до единого ещё на подходе. То есть, попросту говоря, у меня недостаточно людей, чтобы выполнить это задание.
- Так что же нам делать? – взволнованно спросил его Денис. – Неужели мы проделали весь этот путь напрасно?
- Подумать мне надо, мальчики. - Тарас Семёнович снова начал разминать свою многострадальную папироску. – А вы, пока что, сходите на кухню, перекусите.

Мы вышли из кабинета с ощущением тяжёлой опустошённости на душе. До сих я не задумывался как именно будет происходить распространение вакцины, текущие проблемы постоянно отвлекали моё внимание. Теперь же я понял, что доставить вакцину в Петрозаводск – это только половина дела. Самое главное ещё осталось впереди – и выполнить его будет ой как непросто.

Нас хорошо накормили гречневой кашей, после чего показали завод. Все везде были при деле – кто-то тренировался сражаться, кто-то занимался бытовыми вопросами, жизнь била ключом. Люди, быстро прознав кто мы и откуда, скопились вокруг нас и просили рассказать, что творится в мире, а когда мы это им рассказывали, то подходили новые люди и нам приходилось повторять свой рассказ снова и снова.
Ближе к вечеру нас вызвали к Тарасу Семёновичу, и вместе с ним мы пришли на центральную площадь, где уже были собраны все до единого обитатели этого убежища выживших. Царила гробовая тишина, люди поняли, что сейчас будет сказано нечто важное.
- Товарищи, - обратился к ним Тарас Семёнович своим сильным хриплым голосом. – вот эти трое молодых людей сегодня прибыли из Москвы. Они принесли надежду на победу, надежду на возвращение старого мира, каким он был до эпидемии. Они принесли лекарство, которое спасёт судьбу человечества!
Радостный гул прокатился по рядам заводчан, но тут же затих, поскольку лицо старого ветерана стало как-то по-особому суровым.
- Не всё так просто, друзья мои. - Тарас Семёнович опять потянулся рукой в карман за папиросой, но затем одёрнул себя и продолжил речь. – Чтобы распространить это лекарство по всему миру, нам надлежит захватить Петрозаводский водный вокзал, который, как вы знаете, сейчас пребывает в руках заражённых тварей.
- Что это значит? – выкрикнул из толпы чей-то перепуганный голос. – Мы должны убить этих монстров?!
- Именно! – указал в его сторону рукой суровый дедушка. – Именно убить! Всех до единого, кого мы обнаружим в этом проклятом вокзале.
Не давая разгореться в толпе перепуганному говору, Тарас Семёнович сделал знак, требующий молчания, и громко крикнул в толпу:
- Вы боитесь? Правильно, я и сам боюсь, хотя и пожил на свете очень немало. Но скажите, сколько мы ещё просидим здесь? Наших продуктовых запасов хватит едва ли на месяц. Более того, завтра монстры могут прикатить сюда батарею пушек и просто-напросто сровнять наше пристанище с землёй. Вы этого хотите дождаться, голода или смерти? У нас нет выбора, друзья. Его нет ни у кого на всей планете с самого начала эпидемии. Мы все должны сражаться или умереть. И сегодня у нас есть возможность переломить ход этой войны. Неужели вы все хотите сидеть здесь, уткнув голову в песок, и ждать пока весь мир ляжет к ногам тварей?
Люди молчали. Думаю, все они понимали, что выбора нет, что надо идти и сражаться, но…им просто было страшно, и я лично не мог никого из них за это винить.
Убедившись, что больше никто не собирается ничего возражать, Тарас Семёнович объявил притихшей толпе:
- Завтра, в восемь часов утра, мы все идём на штурм речного вокзала. Сейчас вам раздадут оружие и обмундирование. И да поможет нам Бог!

Доводилось ли вам когда-нибудь видеть, как люди готовятся к смерти? Я видел это той ночью, на Петрозаводском заводе. Никто не говорил о завтрашней битве. Собираясь малыми кучками, люди показывали друг дружке какие-то уцелевшие семейные фотографии, рассказывали разные забавные истории из своего прошлого, то и дело громко хохоча на всю округу,  и даже учили один другого как правильно следует наказывать непослушных детей. Они словно в последний раз переживали всю свою жизнь, перед тем как распрощаться с ней навсегда. Везде царила небывалая атмосфера дружелюбия и единства. Можно было подойти к любой группке, начать тоже рассказывать свою историю – и тебя бы не нагнали как чужака. Понимая, что завтрашнюю битву переживут единицы, люди отбросили прочь все предрассудки и стали как никогда близки между собой…

Ближе к рассвету на завод прибыло подкрепление и, увидев его, я понял почему Тарас Семёнович вдруг изменил своё решение относительно штурма реч.вокзала. На старых грузовиках к нам приехало четыре сотни настоящих десантников. С собой они привезли и массу оружия, которое было роздано всем жителям завода. Дикие свины, к счастью, так и не вернулись, что позволило смело поднять металлический «тамбур» на входе и впустить всю автоколонну внутрь, но сам факт отсутствия монстров наводил меня на мысль о том, что Диму всё таки поймали, разорвали на части, и сейчас вся эта голодная свора где-то вкусно ужинает кусочками плоти моего близкого друга…
Появление профессиональных воинов воодушевило всех, как будто бы они могли сыграть решающую роль в предстоящей непростой битве. Но новые автоматы с разрывными пулями и знающие воинское искусство солдаты придали нашей маленькой армии уверенности – а нам всем это было сейчас очень нужно.

Не буду рассказывать о том, как происходила организация наступления. Это скучно и малоинтересно. Утром, как и было намечено, в восемь часов, наш отряд дружно двинулся в сторону речного вокзала. Тараса Семёновича, который не мог идти такое расстояние пешком, мы повезли на самодельном кресле-каталке. Я вызвался толкать это кресло, чтобы поговорить с нашим предводителем:
- Тарас Семёнович, - спросил я его. – я вижу, Вы смогли вызвать помощь, но если у Вас есть связь с другими базами, то почему такая спешка? Не было бы лучше собрать армию побольше?
- Так то оно так, - ответил мне боевой дедушка, не поворачивая головы. – однако не думаешь же ты, что только у нас есть разведка, понимаешь меня?
- Не очень. – признался я.
- Эти твари наблюдают за нами точно так же, как и мы за ними. – пояснил мне старый ветеран. – Если я начну стягивать силы, то они неизбежно заподозрят неладное и усилят оборону. Тогда у нас не будет вообще никаких шансов. Атаковать, не дав им никого позвать себе в подмогу – вот наша единственная возможность.
Обернувшись ко мне, Тарас Семёнович прочёл сомнения на моём лице и, похлопав своей жилистой рукой по моей ладони, успокаивающе сказал:
- Не переживай, у старого солдата есть ещё пару тузов в рукаве.

Двухэтажное здание Петрозаводского вокзала сейчас превратилось в огромную чёрную металлическую коробку без единой щели, которая уже одним своим видом внушала уныние. Чем ближе мы подходили к ней, тем серьёзнее становились люди, и тем крепче сжимали оружие в своих руках. Настал решающий час. Решающий для всего человечества на этой заражённой планете. Именно от этой горстки отчаянных смельчаком сейчас зависело выживет ли человечество или навсегда уйдёт в историю. Историю, которую напишут свины…

Наше появления не прошло незамеченным. Когда мы были уже метрах в пятистах от этой мрачной обители, где-то сбоку приоткрылась дверца и оттуда стройной, организованной колонной вышло около восьми десятков монстров, выстроившихся в широкую заградительную цепь напротив вокзала. Каждый из них был облачён в омоновский шлем и бронежилет, как будто бы эти твари и без того не были почти неуязвимы, а в руках они держали по металлическому щиту и по большому двуручному пулемёту, которые эти адские создания с лёгкостью удерживали всего одной рукой. На крышу выкатили три огромных крупнокалиберных пулемёта и нацелили их кровожадные дула на наш маленький отрядик. Всем своим грозным видом эти чудовища давали понять, что ни один человек не сможет приблизиться к вокзалу, покуда будет жив хотя бы один из них.
Мы стояли друг против друга – кучка тварей феноменальной силы и полторы тысячи простых людей, имеющих намерение драться до последнего. И было очень трудно сказать чья сторона сейчас имела перевес.

Тарас Семёнович достал из кармана маленькую рацию и, слегка кашлянув в микрофон, скомандовал:
- С Богом, мальчики!

Поделиться

Re: Хроники свиного гриппа (неизвестная версия)

Я ожидал того, что одновремённый залп полторы тысячи автоматов сейчас разорвёт окружающую нас мёртвую тишину и уже как-то внутренне приготовился к болезненному звуковому удару по своим барабанным перепонкам – однако ничего этого не случилось. Сразу же после команды Тараса Семёновича раздалось несколько сухих щелчков – и с десяток свинов рухнули на землю, корчась в невыносимых мучениях, заставляющих их, по всей видимости, напрочь позабыть обо всём на свете. Не успев ещё как следует осмыслить происшедшее, я снова услышал несколько таких же щелчков – и снова несколько свинов упали на землю, расшвыряв вокруг себя в стороны и пулемёты, и амуницию.
«Какое-то новое оружие?» – подумал тогда я, но на дальнейшие размышления времени мне не осталось. Свины, которые явно не понимали, что происходит, не стали дожидаться пока их всех постигнет та же участь, что и тех нескольких тварей, валяющихся на земле и воющих от боли, а потому дружно открыли огонь по нашему отряду. С первыми же звуками пулемётных очередей люди, словно по команде, бросились врассыпную и, открыв ответный огонь из своих автоматов, начали широким полукольцом окружать свиномонстров.
- Номер один, пошёл! – скомандовал в свою рацию Тарас Семёнович.
После этой команды ничего такого явно заметного не произошло, и я занервничал, однако Тарас Семёнович сохранял олимпийское спокойствие и я подумал, что наверное он привёл в действие какой-то свой хитрый план.
Между тем сражение уже велось в полную силу. К нашей пользе большая рассеянность атакующих не позволяла свинам вести столь же эффективный огонь, как если бы люди шли стройными колонами друг за дружкой, а кроме того, как это было явственно видно, среди свинов совсем не было опытных воинов. Скажу даже больше – я уверен, что все они вообще первый раз в жизни держали в руках оружие. Хоть и наделённые чудовищной силой, эти порождения ада понятия не имели как надо прицеливаться, а так же не знали про такое явление как отдача и увод ствола в сторону по ходу пальбы – и именно поэтому большинство их выстрелов не достигали своей цели. Наблюдая за всем происходящим, я какой-то частью своего сознания вдруг задумался над тем, кем же до заражения была Светлана, умевшая столь искусно сражаться в ближнем бою…
Не буду говорить, что все наши были умелыми стрелками, однако какая-никакая подготовка и боевой опыт у них имелись. То здесь, то там я видел как кто-то из атакующих приседал и, сделав упор об колено, посылал парочку метких выстрелов в цепочку свино-тварей. Наблюдая за слаженными действиями наших бойцов, я немного пожалел, что пропустил инструктаж по ведению атаки, хотя мне, как особе представляющей высокую ценность, запрещено было вступать в боевые действия.
Однако, мой глаз периодически выхватывал из царящего вокруг хаоса и иные сценки, куда как менее радостные. Я видел как пулемётная очередь, пущенная из тех машин смерти, что стояли на крыше здания порта, в клочья разнесла голову одному бойцу, а второму, позади него бегущему, оторвала руку. Ещё одного человека такая очередь поразила в грудь, и он был отброшен этим выстрелом на добрых три метра назад. Какой-то парнишка, совсем ещё молодой, и даже навряд ли совершеннолетний, пытался перебежать от одного авто к другому, но кто-то из нерушимо стоящих свинов метко полоснут по нему пулемётной очередью – и парень замертво грохнулся на землю, так и не выронив из руки автомат.
То здесь, то там лежали израненные люди – порой без сознания, а порой громко крича от невыносимой боли. Асфальт вокруг была залит ржавыми пятнами крови, а воздух наполнился запахом пороха.
Вдруг, во всей этой чудовищной какофонии, я услышал стремительно нарастающий рокот и откуда-то сзади порта, скрытый до времени от глаз сражающихся свинов, на поле боя влетел бронированный боевой вертолёт! Зависнув напротив здания порта, он первой же двойной пулемётной очередью сделал полностью небоеспособным ближайший к нему пулемёт свинов, одновременно разорвав напополам и самого стреляющего монстра. Второй свиновский пулемёт был уничтожен метким выстрелом из ручного гранатомёта, сделанным спецназовцем через открытую дверцу вертолёта. Третий же пулемёт успел развернуться и выпустить хорошую очередь по нашему вертолёту, от чего тот немного зашатался в воздухе, но, быстро выровнявшись, ответил обильным свинцовым дождём по даже не пытающемуся хоть за чем-то укрыться свину. Этот залп не был так же успешен, как первый. Пули не порвали свина на куски, а только наделали дыр в его бесчувственном теле, на что сам свин даже не обратил внимания. Напротив, он как мог обстреливал наш вертолёт.. По всей видимости пилот попался опытный, поскольку он стал делать манёвры в сторону, не прекращая при этом поливать огнём упорного свиномонстра. Пока велась эта перестрелка, спецназовец успел перезарядить гранатомёт и, снова совершив снайперски прицельный выстрел, прикончил свина вместе с его адским пулемётом!

Тут моё внимание привлекла тройка свинов, которые быстро бежали вдоль здания порта по направлению к вертолёту. В руках у них ничего не было, и я даже слегка удивился, не понимая, что задумали эти твари, как вдруг крайние свины, набрав уже приличную скорость, подхватили на руки третьего, который бежал посередине, и что было сил подбросили его вверх! Взмыв на совершенно немыслимую высоту, свин уцепился рукой за полозковое шасси вертолёта и, легко подтянувшись, хотел запрыгнуть в кабинку, однако оттуда, просто ему в лицо, ударила автоматная очередь. Выведенный из равновесия, свин отшатнулся назад, но всё таки успел зацепиться за край открытой дверцы. В следующую секунду большая нога в чёрном армейском ботинке показалась в проёме вертолётной двери и припечатала подошвой свина в то окровавленное месиво, что когда-то считалось лицом. Свин сорвался и полетел вниз, но в последнюю секунду его цепкая рука снова успела ухватиться за шасси. Рывок, вызванный массой стокилограммового монстра, сильно накренил вертолёт в бок и, пользуясь этим, свин в одно мгновение подтянулся и запрыгнул внутрь воздушной машины. Раздались звуки выстрелов, а потом вертолёт резко закрутило в штопор и он рухнул на землю! Огромный взрыв расшвырял в стороны и несколько свинов, и десяток наших. Тарас Семёнович, тоже наблюдавший эту сцену, заскрипел зубами – по видимому потеря вертолёта в его планы не входила. Тем не менее, он снова взялся за рацию и произнёс:
- Номер три, действуй!
- Альфа, это третий! – незамедлительно отозвалась рация. – Прошу отмены приказа! Повторяю – прошу отмены приказа! Наблюдаю приближающихся в сторону порта диких, буду пробовать их задержать до конца операции.
- Сколько их? – мрачно переспросил Тарас Семёнович.
- В пределах видимости не менее десяти тысяч, но полагаю их больше.
Тарас Семёнович, услышав эти новости, на пару секунд замолчал, а затем как-то по-доброму, и совсем не по-командирски, сказал:
- Задержите их, мальчики! Любой ценой задержите. Нам нужно ещё немного времени.
- Будет сделано, Тарас Семёнович. – отозвался «третий». – Будем удерживать сколько хватит сил.
После этих слов он отключился и я, не задавая лишних вопросов, понял, что только что «третий» и его команда сами себя обрекли на неизбежную, и очень ужасную, смерть – чтобы мы смогли захватить этот чёртов вокзал.

Тем временем ситуация на поле боя продолжала развиваться. Свиномонстры, успев потерять за время сражения около двух третей своего небольшого войска, наконец осознали, что очень сильно переоценили степень собственной неуязвимости. То здесь, то там, на асфальте валялись свины, фактически превращённые в решето нашими автоматными очередями. Они всё ещё были живы, но уже не представляли никакой угрозы – если, конечно, не подходить к ним близко. Кроме того, психологическая атака свинов, когда они нерушимо стояли под свинцовым дождём, игнорируя наносимые им многочисленные ранения, похоже очень мало напугала наших бойцов. В какой-то момент перестрелки свины это поняли и, коротко перехрюкнувшись, дружно бросились врукопашную!
Картина боя в один момент резко переменилась! Высоко в воздух взлетели первые тела наших бойцов, которых эти твари швыряли словно соломинки. Свины – быстрые, невероятно сильные, не знающие боли – сворачивали головы нашим солдатам и проламывали им грудные клетки, причём делали они это просто голыми руками! В первые секунды такого ада мне думалось, что битва проиграна и надеяться больше не на что – но я ошибся.
Как я уже говорил, наши солдаты вели наступление большим полумесяцем и не были сосредоточены в одном месте. Свины атаковали центральную и левую сторону этого полукруга, но едва лишь они это сделали, как все оставшиеся люди разбились на группки по четыре человека и каждого пытающегося их атаковать свина встречали дружным огнём сразу из четырёх стволов, стараясь бить по ногам и по голове. Кроме того, воины, которых непосредственно атаковали свины, тоже оказались готовы к рукопашной, чего я совсем не ожидал! Пока свин убивал кого-то из пойманных ним солдат, парочка других воинов подбегали к свину сзади и рубили его эдакими самодельными мачете – очень, кстати, острыми – по ногам и по шее. Сделать это не всегда получалось, поскольку свины обладали молниеносной реакцией, и я сам видел как некий свин, угодив в окружение пяти человек, легко перебил их всех, отделавшись только двумя мачете в собственной спине и разрубленным лицом, в котором и без того уже зияла парочка пулевых отверстий – но не всем монстрам так везло. Мне посчастливилось увидеть, как некоему жирноватому свину подрубили ноги, а затем, когда он упал, успев при этом подмять под себя одного из наших, ему отсекли голову!
Сражение перешло в новую фазу – стало ещё больше крика, ещё больше хаоса, в разы больше крови, но на чьей стороне был перевес всё ещё оставалось непонятным.

Между тем, Тарас Семёнович, похоже, только и ждал когда свины ринуться в бой. Сразу после этого события он снова включил рацию и уверенно произнёс:
- Второй пошёл!
- Есть, второй пошёл! – отозвалась рация и сразу умолкла.
Спустя несколько минут (которые лично мне показались вечностью), я увидел, как далеко от сражающихся, появившись откуда-то из-за больших контейнеров и прикрываясь бронированными щитами, с десяток человек в бронежилетах и противогазах быстрой трусцой стали двигаться к той двери речного вокзала, откуда нам навстречу вышли свины. Никто из свинов, увлечённых развернувшимся сражением, не видел этого маленького отряда, а потому не прошло и одной минуты, как они свободно проникли внутрь здания, прикрыв за собой дверцу! Моя душа возликовала – победа!
- Альфа, приём. – ожила рация Тараса Семёновича. – Мы внутри, всё чисто, ждём указаний.
- Второй, вас поня... – не замедлил ответить Тарас Семёнович, с трудом перекрикивая шум от выстрелов, и вдруг резко замолчал.
Я глянул на нашего боевого командира, и едва смог подавить возглас отчаяния – на груди безжизненно обмякшего в своей коляске Тараса Семёновича медленно расползалось большое кровавое пятно! Какая-то шальная пуля, несмотря на то, что мы хорошо укрылись между двумя машинами и были малозаметны с поля боя, всё таки настигла старого ветерана!
- Альфа, Альфа. – разрывалась рация. – Жду указаний! Повторяю – жду указаний!
Большей степенью автоматически я нагнулся, взял рацию из морщинистой руки Тараса Семёновича и обомлел – с правой стороны от вокзала, со стороны города, там, где наши солдаты отстреливали остатки свинов, на площадь нескончаемым потоком выливалась орда диких свиномонстров!

Поделиться